New Orleans Deck III

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Orleans Deck III » Центр » Частная клиника "Saint John"


Частная клиника "Saint John"

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Владелец - Макс Колер

Аккуратное четырехэтажное здание, полностью отремонтированное и выкрашенное в светло-синий цвет. Оборудована по последнему слову техники.
На четвертом этаже правое крыло полностью отдано под помещения Кайзера - кабинет, личные комнаты и душ. Колер довольно часто предпочитает ночевать на работе.
Кабинет и жилые помещения выполнены в строгом стиле, ничего лишнего.

0

2

Подвал»Камеры для подопытных»

Над ухом противно пикал будильник. Патер поморщился, не открывая глаз и вздохнул. Он опять не мог вспомнить, что же делал накануне. Такое уже бывало, а потому он не придал этому значения. Будильник продолжал противно пищать. Следовало его выключить, встать, принять утренний душ и вновь с головой углубиться в работу. Чтобы забыть, кто ты есть, что ты сделал в этой жизни и кого, самого дорого тебе, предал. Просто заняться разработкой и забыть обо всем.
Казалось бы - все просто. Но, потянувшись рукой по направлению писка, Патер от неожиданности застонал - живот пронзила острая боль. Вместе с болью нахлынули воспоминания.
Все-таки жив...
Открыв глаза, Майлс с кривой улыбкой рассматривал больничную палату и приборы, о назначении которых он и понятия не имел. Именно один из них продолжал мерзко пикать над ухом. Выводы напрашивались сами собой. Его нашли и доставили в больницу, где врачи выполнили свою работу с блеском.
Патер не понимал, за что он оказался обречен на новые страдания. Там, в камерах, казалось, что все вот-вот закончится. Он сможет наконец-то отчитаться за свои грехи и покорно принять наказание. Но что-то пошло не так. Либо Отец решил дать ему второй шанс, либо... Майлс презрительно усмехнулся. В его жизни все всегда шло наперекосяк. Настолько, что он даже умереть не смог нормально.
Глаза закрывались сами собой. Тянущая боль скорее убаюкивала, чем раздражала. Хотелось спать, разрешить темноте утянуть себя вглубь. Но пришедший врач засыпал Зигмунда вопросами и только потом позволил отдохнуть. На вопросы Патер отвечал односложными предложениями, совершенно не желая идти на контакт. Врачу это категорически не нравилось. Перед уходом он пообещал, что позже пришлет штатного психолога, на что Майлс лишь тихо фыркнул.
Дальнейшие дни потекли своим чередом. Патер стойко переносил все медицинские процедуры и перевязки. На контакт с врачами не шел по-прежнему. На вопрос, когда его выпишут, врач каждый раз начинал рассуждать о том, в каком критическом состоянии доставили сюда Зигмунда и каждый раз уходил без ответа.
Спал Патер плохо. Каждую ночь ему снилось произошедшее в камерах, отчего он просыпался от собственного крика. От снотворного он категорически отказывался. Хотелось вернуться домой, запереться в лаборатории и работать на износ. Так, чтобы валиться с ног от усталости и засыпать на ходу. Лишь только так он не видел снов. Не видел того, что убил человека. Сам. Изготовляя наркотики, Майлс отдаленно понимал, что таким образом если не убивает людей, то подталкивает к гибели. Но предпочитал как всегда отмахиваться от подобных мыслей со словами "лично я никого не убиваю". Теперь же помогли бы и эти слова.
Я убийца. Проклят навеки.
Майлс понимал, что этим своим поступком перечеркнул все шансы на возвращение в Ватикан. Теперь его не поймет и не простит даже Кардинал. При мысли об этом Патер стискивал зубы и тихо стонал в подушку от безысходности.
Когда же он не спал ему казалось, что вот-вот должны прийти представители полиции. Такие ранения, как у него, никогда не остаются без внимания. А если они увидят его татуировку, то все будет кончено. Не для него. Для масти. Патеру почему-то казалось, что его непременно будут бить, чтобы выведать все. А он же не выдержит. Больше выдержит. Складывалось ощущение, словно вся его стойкость осталась там, в камерах. И на больничной койке сейчас лежал абсолютно сломленный человек без единой цели на будущее.
Сбежать.
Мысль возникла внезапно и даже как-то приободрила Патера. появилась хоть какая-то цель, хоть он и абсолютно не имел понятия, как будет воплощать ее в жизнь. Но у него было хоть что-то. И это что-то надо было делать чем раньше, тем лучше. В каждом человеке, проходящем мимо палаты, Майлсу чудился представитель закона.
Проснувшись в очередной раз от кошмара, Зигмунд понял, что больше так не сможет. Постоянное напряжение и мысли об одном и том же сводили с ума. Ему казалось, будто он слышал недавно от врачей что-то про полицию. И тут же приписал это на свой счет.
Дождавшись, пока стихнет активность в больнице, Майлс медленно сел на кровати и отцепил от себя датчики. Больше ему это не понадобится. Почему-то он был полностью уверен, что все получится. И что сюда он больше не вернется.
В шкафу одежды не было. Патер с трудом сообразил, что это нормально - его одежда, в которой он был доставлен в клинику, должна быть порвана и полностью испачкана кровью. Первоначальный план одеться и спокойно выйти провалился ко всем чертям. Глупо хихикнув собственному сравнению, Патер вернулся на кровать и принялся думать. Сразу становилось понятно по ощущениям, что далеко он не уйдет. Значит, нужно ловить машину. Но кто ж согласиться взять его, бледного, шатающегося, еще и без денег. Да его скорее примут за наркомана, нежели чем за нормального члена общества, нуждающегося в помощи.
Соединив руки перед собой в замок, Майлс закрыл глаза и обратился к Отцу с просьбой о помощи. Патер подозревал, что скорее всего сейчас, после его поступка, подобные действия напрасны. Но оказалось, что в нем все еще теплился робкий огонек веры.
Закончив просьбу краткой молитвой, Патер поднялся с кровати и, стиснув зубы, медленно вышел из палаты. Каждый шаг давался с трудом. Боль, моментально усилившаяся, мешала сосредоточиться. Но он категорически не хотел возвращаться в палату. Впервые он не желал прогибаться под ситуацию и сбегать. Точнее, нет. сбегать он собирался. Но из больницы, а не от собственных проблем.
Либо удача сегодня была на его стороне, либо Отец все-таки услышал его просьбу. Мало того, что его никто не заметил в коридоре. Так еще в пустой комнате отдыха, в которую Патер по ошибке зашел, удалось разжиться чужими брюками, кроссовками, футболкой, кепкой и белым халатом. Добредя до туалета и закрывшись в кабинке, Майлс с определенной попытки все же оделся.
Боль только усиливалась, а на бинтах проступили следы крови. Но даже это не остановило его. Выбравшись на улицу через черный ход, Патер не выдержал и сел на ступеньки. Велико было желание бросить все попытки, вернуться в палату и просто смиренно ожидать своей участи. Но впервые за последнее время он упрямо не желал действовать так, как проще. Он хотел доказать себе, что сможет. А потому, передохнув, Патер поднялся на ноги и медленно, пошатываясь, направился прочь из больницы. То, как он выглядел со стороны, его совершенно не волновало. Впрочем, как и редких прохожих.

»Центр»Центральный парк

Отредактировано Зигмунд Майлс (2010-10-16 21:15:58)

0

3

Bocconcino, ресторан итальянской кухни

Что может быть хуже, чем провести утро понедельника в больнице? Радует только, что не в качестве пациента, а обычного посетителя. Хорошо, не совсем обычного, но легче от этого Клеману не становилось.
Вся эта история с Колером, его ущемлённым эго и этой больницей требовала скорейшего разрешения, и как только все более важные дела были улажены, пришло время наведаться в обитель болезни и смерти. Благо, причина была уважительная, хотя радости не доставляла, конечно. Но Линден был уверен, что раз Патер умудрился не уследить за своей подопытной мышкой, значит получил по заслугам и впредь обязательно будет вести себя умнее. Такие уроки хорошо запоминаются только на своём опыте, и когда-нибудь такое должно было случиться. Хорошо, что идти Линдену нужно не в морг, а в обычную палату. Хотя с другой стороны, в такую жару он был бы счастлив попасть в более прохладное место.
Обычно, когда нормальные люди ходят навещать друзей в больницу, они обязательно берут с собой апельсинчики, яблоки, конфетки и кучу разных приятных мелочей чтобы показать, что им не безразлична судьба пострадавшего. Линдену судьба пострадавшего была интересна только в одном плане – если масть сейчас потеряет Короля, положение может серьёзно пошатнуться. У них и так напряжёнка с людьми, а если каждый ещё будет умирать от рук пленников, наркотики в Новом Орлеане снова будут в свободном распространении, как и много лет назад.
Белые коридоры, специфический запах, толпы больных и симпатичные медсестры в белых халатах. Если бы не первые три пункта, был бы просто рай фетешиста. Эх, если бы не Патер, можно бы было попробовать подкатить к одной из этих «страшно занятых» дамочек, глядишь на вечер нашлось бы занятие. Но дела важнее.
Ждать пришлось довольно долго, вместо медсестры к Линдену подошла немолодая уже женщина, с бейджиком «доктор Виктория Боунс», которая невозмутимо сообщила ему, что сегодня ночью «господин Майлс» самовольно покинул больницу, иными словами, просто сбежал. На вопросы типа «и как такое могло случиться в охраняемой частной клинике?» она ответить не решилась, но, в общем-то, было уже всё равно. Что случилось, то случилось. Это вполне в духе Майсла, как вообще можно было подумать, что он не выкинет какой-нибудь фортель. Фантастика. При встрече Линден обязательно его лично поблагодарит за то, что тот добавил ему работы, теперь и разобраться в делах клиники будет проблематичнее, ещё и Патера разыскивать. А если привлечь к этому делу помощь, то новость сразу разлетится по всему теневому Новому Орлеану. Прежде чем сеять панику, нужно попробовать разрулить ситуацию самому. Главное спокойствие и собранность.
Центральный парк

Отредактировано Линден Клеман (2010-10-20 22:41:31)

0

4

Брайн медленно открыл глаза. Сукин сын, что ж так холодно, твою ж мать... ублюдок... что произошло? Ах да, ресторан, Кафка, Линден... Колер... Колер!. Брайн вскочил на кушетке, тело тут же отозвалось болью дерьмо. Брайн вытянул руку, посмотрел на ладонь, затем коснулся лба.
Вчера его вызвал Колер на встречу с Кафкой и Клеманом. Черт, Мия была красива, миниатюрна, груба... но красива. Ну, она Туз, в конце концов, она может себе это позволить. Клеман был эээ... просто Клеманом, их маленький тупой словесный поединок так и не закончился. А Колер... то, как поступил Макс, это было опрометчиво, глупо и непростительно. На людях  Брайн ничего не мог ни сказать, ни сделать, так что когда начался пожар, Валет некоторое время просто наблюдал, ожидая, когда выйдет его Туз. Только вот Колера все не было. Как только Брайн увидел, что кашляющую Кафку выводят, а Макс все не появился, он наплевал на приказ и, закрыв рот и нос влажной салфеткой, пошел искать Колера. Адлер так и не понял, по какой причине Колер не последовал за Кафкой, а может, это Трефа что-то сделала, хотя нет... не похоже. Все свидетельствовало о том, что дым, которым надышался Колер, спровоцировал потерю сознания, а учитывая тот факт, что они были в ресторане, отравление могло быть серьезнее, чем выглядело. Клеман, конечно, не обязан был выводить Колера, и, вообще-то, ему на руку его смерть... но разве Кафка не сказала, что они друзья? С другой стороны она сказала, что боится за свою жизнь.
Адлер вынес Туза пик, и они сразу направились в больницу. Понятно почему болят все мышцы, Макс не Дюймовочка, но....
Брайн снова прислушался к симптомам и выругался, по-немецки. Его голос звучал хрипло и надрывно, а каждое слово причиняло боль - он простудился. После всего, что случилось, он лежит с гребаной простудой! Интересно, сколько он спал?.. После того как они приехали, состояние Колера ухудшилось, его поместили в палату интенсивной терапии. Брайн тоже надышался дыма, но он молод и был осторожен, его состояние было вне опасности, слабость и головокружение со временем пройдут, потому он безропотно принял все лекарства и под их действием уснул, а проснувшись обнаружил, что болен. Нет, ну что за дерьмо?!
- Сестра... - Валет дождался пока к нему подойдут
- Отведи меня к Колеру …

0

5

Центральный парк

Линден практически дотащил Патера на себе, необращая внимание на внешние раздражающие факторы. Он весело проводил время в своём внутреннем мире в компании любимой паранойи и намечающегося раздвоения личности. Одна, вероятно, более добрая его часть, проснулась от долгого сна и предлагала Клеману позаботиться о ближнем, транспортировать его более аккуратно. Вдруг это скажется на его здоровье, а потом это всё аукнется и скажется уже на здоровье Линдена? Минут через пятнадцать пути Лин понял, что это, скорее не добрая, а рациональная его часть, и загрустил. А он уже надеялся, что может, в душе он не такой мудак, каким хочет казаться, и мир снова станет светлым и радостным. Не судьба. С другой стороны плохая его и, честно говоря, постоянно активная часть личности отчётливо нашёптывала, что всё это не стоит его трудов, Патер всё равно рано или поздно загнётся и самому же Линдену будет лучше, чтобы это случилось рано. А кто ещё достоин в этом мире хорошего к себе отношения со стороны Великого и Прекрасного Линдена Клемана? Только он сам. Из этого предполагалось сделать выводы, но повисший на плече мертвым (еле живым, если быть точнее) грузом Майлс мешал активной мозговой деятельности. Казалось, он вообще глушил все сигналы мозга как какой-то блокатор и заставлял Линдена делать то, что никому никогда и не удавалось заставить – помогать ближним просто так, без всякой выгоды, потому что он может. Ведь так же он может и не помогать, а это легче. Майлс сам сделал глупость и сбежал, было бы логичным так же оставить его самого разбираться со своими проблемами.
Путь до больницы оказался почему-то гораздо длиннее, чем от неё до парка. Временной и пространственный парадокс, когда тащишь чей-то труп – дороги становятся длиннее, а секунды дольше. Если бы не занятые руки, Клеман бы даже попробовал написать диссертацию на тему этого страшно неудобного в данный момент феномена. Чёртов Патер, а ведь Линден мог бы заработать миллионы на этом внезапном творческом порыве. Вот так вот и погибают таланты.
Медсёстры в больнице как-будто бы и не удивились, когда в приёмный покой зашёл недавно побывавший здесь «господин Клеман» и недавно сбежавший «господин Майлс». Ждали, наверное, и надеялись. Дождались на свою голову. Линден сгрузил порядком поднадоевший ему груз на ближайшую ровную поверхность и отчалил в неизвестном для всех присутствующих направлении. Не забыв, конечно, дать ЦУ:
- Поставьте около его палаты охрану, как только разберусь со своими делами – приду и проверю.
Ещё несколько дней назад Линден, недолго думая, провернул хитрый план. Нашёл проверенного человека из старых связей, пообещал ему золотые (а если бы точным, белые) горы, и отправил в больницу изображать пациента. Наркоманы они вообще такие, если они ещё не совсем конченные типы, с ними можно договориться. Ради пополнения своих запасов дозы они могут и мир поработить, только волю дай. Но мир Линдену пока был ни к чему, на повестке стоял более острый вопрос – выяснить, кто же отбился от рук и замутил свой маленький бизнес на чужой территории прямо под носом двух боссов новоореалнской мафии. Мие нужно было имя, а Линден просто хотел посмотреть на идиота. И вот именно сегодня было условлено встретиться в больнице с «тайным агентом под прикрытием», в одной из палат, в которую его положили по протекции самого Клемана.
Палата представляла собой светлую комнату с минимальной меблировкой и довольно унылой атмосферой. Так как это не отделение интенсивной терапии, никаких особых приборов типа аппарата искусственного дыхания или всегда находящегося в боевой готовности дефибриллятора не было, от этого комната казалась какой-то скучной и совсем не больничной. Даже монитора, показывающего сердечный ритм и давление, не наблюдалось. Впрочем, Линден здесь не для развлечения. Разбавлял эту хмурую и бледную картину только сам пациент, уютно завёрнутый в тёплые одеялки. Странно, учитывая, что на улице самый жаркий период лета. Сразу видно – больной.
Завидев своего работодателя, юный раб плотских удовольствий активно закопошился в своём коконе и извлёк наружу пару тощих и исколотых конечностей.
- Утра тебе доброго, бро! - заметив, что Клеман не слишком воодушевлён бурным приветствием, парнишка как-то сдулся и состроил серьёзную моську. Было бы даже мило, если бы он не был таким страшным.
- Давай к делу. – Линден пристроился на ближайшем кресле и приготовился слушать подробный отчёт. На случай, если с этим обдолбышем не выгорит, у него есть второй, поадекватнее, но не такой заинтересованный в результате, валяется в соседнем крыле больнице со сломанными конечностями. Кто их ломал – секрет. Но если спросить об этом Линдена, то большая вероятность, что он не сможет сдержать ехидной усмешки.
- Ну я это, пошарился тут, поспрашивал. Короче, вот тебе список… - парнишка извлёк из прикроватной тумбочки какой-то мятый листок бумаги и протянул его своему собеседнику. Заинтересованный Линден даже потрудился приподнять свой зад с нагретого места и подойти за вожделенной бумажкой. Изучив внимательно имена на ней, он аккуратно сложил её в несколько раз и спрятал во внутренний карман.
- Когда освободишься – позвони. Выполню свою часть сделки. – Больше в этой комнате Линдена ничего не держало, и он поспешил снова отправиться к своему любимому (и порядком надоевшему своим долгим умиранием) Патеру. Клеман только что выяснил, что в этой несчастной клинике уютно угнездились аж три неофита наркоторговли. Практически целый синдикат, и прямо под носом у ничего не подозревающего Колера. Просто повод открыть бутылку шампанского и отметить такое замечательное событие. Как говорится – своё счастье это хорошо, но чужое горе тоже неплохо.

0

6

Начало игры.

Капитан получил вызов из больницы, что один из уважаемых пациентов сбежал, и теперь стоило его отыскать. Но, для начала все равно надо было заехать в больницу, уточнить детали побега, ранения и самой личности сбежавшего. Поэтому Мао сейчас через весь город добирался до частной больницы, автомобиль из управления взять не удалось, шеф обозлился, что Хэй вовремя не сдал отчеты и приказал заниматься оздоровляющей ходьбой. Азиат честно нарушал этот приказ, добираясь на автобусе. В руках у полицейского была папочка с соответствующими документами, чтобы сразу составить протокол и записать прочие показания. Как же Джек ненавидел рутинную работу, это шаблонное заполнение бумажек, и спаси Будда от ошибок типа галочки не в том месте, это же все переписывать. А у него на столе корявых бланков еще штук двадцать лежит, и шеф уже над душой стоит. В общем, не самое удачное настроение, не самое желаемое дело, но работа всегда остается работой.
Мужчина вышел из автобуса и направился к больнице. Внутри, долго не парясь, поймал первую попавшуюся медсестру, та его и отвела к регистратуре.
- Капитан Мао, вы звонили на счет сбежавшего.
На китайца посмотрела дамочка лет сорока, она с прищуром осмотрела полицейского, как будто искала на нем какие либо опровергающие факторы, что он не коп, впрочем, выставленный перед ее носом значок давал только обратные знания.
- Да, офицер, - смягчилась медсестра, - только, пациента уже вернули.
- Вот как? – легкое раздражение проскочило в голосе мужчины. Он, перся через весь город, чтобы услышать, что беглеца уже вернули, - тогда, скажите его палату, чтобы я провел допрос пострадавшего.
Сестра больше решила, что от копа с такой кислой физиономией легче отделаться, это указать координаты беглеца, что она и сделала. Джек направился к палате, постоянно напоминая в голове, что провести допрос это получасовое дело, ничего сложного. Освободится и, собственно, поужинает. Да, мужчина пропустил обед и теперь жутко жалел об этом.
Возле палаты он обнаружил достаточно суровой наружности охранников. Мао поджал губы и слегка скривился, на ходу достал жетон.
- Я к пострадавшему, - капитан сверился с выданной записью на регистратуре, - Зигмунду Майлзу.
Парни промолчали, гордо игнорируя офицера, черная бровь от удивления поползла вверх.
- Джек Мао, капитан местного полицейского управления, - для наглядности поднес поближе к лицам охранников жетон, - я на опрос, - решил смягчить форму значения разговора, - Зигмунда Майлза, судя по всему, вашего начальника, не советую производить сопротивление правоохранительным органам.
Парни переглянулись, но с места не сдвинулись, видимо, того, кто их поставил, они боялись больше, чем действующего офицера полиции. Хэя это начинало бесить, и не сам факт неуважения, а то, что подобное нудное дело отнимает столько сил, времени и энергии.

+1

7

В больничных белоснежных коридорах невозможно не заблудиться. Медсестры в одинаковых халатах все на одно лицо, типовые двери, отличающиеся друг от друга лишь небольшим чёрным номером. Белый – цвет неприятный. По крайней мере, для Линдена. Совершенно не вызывает в нём приятных ассоциаций с летними облаками и пушистыми кроликами как у особо впечатлительных особ.
Случись Линдену сделать выбор, который стоял когда-то перед Люком Скайуокером, он бы не задумываясь, выбрал Темную сторону, даже без соблазна в виде печенек.
К моменту, как Линден выбрался из лабиринта стен и дверей, настроение его успело упасть от «приемлемо» до «нужно срочно покурить». Патер подождет, самое худшее с ним всё равно случится, даже если Линден будет сидеть рядышком и преданно держать за руку, как любящая супруга. От промелькнувшей в сознании «идеалистической» картинки бросило в дрожь, упаси Боже от такого будущего.
Ароматный дым дорогих сигарет – то, что пробуждает любовь к жизни в Линдене даже в самые, казалось бы, безнадежные  времена. Линдену уже давно не страшно умереть от рака легких лет в 35, оно того стоило. По крайней мере, один человек благодарен тем индейцам, что показали Колумбу эти замечательные трубочки.
По возвращению в палату к пострадавшему от собственного произвола Патеру, Линдена ждала дивная картина. Представитель правопорядка пытался вломиться в святую обитель павшего священника, вероятно, с целью убедиться в его наличии там. Тот факт, что полиция прибыла с опозданием, да ещё и в количестве одного человека, не мог не повеселить. Особенно сейчас, когда жизни непосредственного начальника ничего извне не угрожало.  Впрочем, такой бюрократической организации нужно будет заполнить тонны документов, опросить всех свидетелей, выпить пару чашек кофе. Вдруг пропавший за это время чудесным образом отыщется. А нет – не велика потеря, сколько их таких, психов, затерявшихся на улицах Нового Орлеана.
Как бы ни было весело наблюдать за попытками копа прорвать оборону службы безопасности Треф, пора заканчивать представление. Линден не питал надежд, что инцидент можно будет замять без внимания к его героической персоне. Лишь бы страж закона оказался не принципиальным. Однажды Линдену попался такой, не обращающий внимания на «знаки», фанатик своего дела. Пусть земля ему будет пухом.
- Могу я Вам помочь? – Вежливо поинтересовался Клеман с самым добрым выражением лица, на которое только был способен.
- Господа, ну что же вы, молодой человек просто выполняет свою работу, – обратился Линден к охране, и те, повинуясь воле «хозяина»,  расступились, пропуская небольшую процессию в святая святых.
- Извините за это, офицер. Они тоже на службе, уж Вы должны их понять. Могу я, кстати, взглянуть на Ваше удостоверение? – Учтивый голос, доброжелательность, признаки уважения. Просто феноменально для тех, кто близко знаком с Линденом. Офицер ничего страшного заподозрить не должен, годы практики и тренировки в подхалимстве делали свое страшное.
Не дожидаясь ответа, Линден бросил печальный взгляд на сливающегося с простыней Патера. Снова белый цвет, кажется, он преследует.
- Такая трагедия, просто слов нет. Спасибо, что приехали помочь, офицер. – В голосе Линдена была лишь благодарность, хотя слова отчётливо содержали издёвку, учитывая тот факт, что помощь припозднилась и не пригодилась. Конечно, часть вины лежит на медлительных медсестрах, но не проехаться по гордости полиции Линден просто не смог.
- Жаль, вы не сможете лично побеседовать с мистером Майлсом, но я с удовольствием отвечу на все Ваши вопросы.

0

8

- Знаешь, ты всегда был ублюдком, а я всегда это знал, но сейчас ты превзошел сам себя. Кафка не получила никаких повреждений, как и Клеман, мне досталась простуда, а тебе, тебе как всегда надо было выпендриться. Поздравляю, добился своего? Что вообще тебя там задержало? - Голос Брайна дрогнул, не смотря на слова, в нем слышалась горечь. Адлер приходил к палате своего Туза каждый день, но все не мог войти внутрь, его простуда могла все усугубить, так что обычно он просто смотрел на Колера через стекло. Этот властный человек, сейчас лежал окутанный проводами, катетерами и трубками, его жизнь поддерживалась с помощью аппарата искусственного дыхания, а прогнозы были самые неутешительные. Прошла неделя, а Макс так ни разу и не пришел в сознание, вероятно уже и не придет. Брайн поджал губы, он был слишком многим обязан этому человеку, а теперь еще больше… В случае утраты дееспособности или смерти Колера, клиника, со всем содержимым и оборудованием, переходила к Брайну. А вот насчет масти никаких указаний пока никто не нашел. Брайн не знал что делать, он не сможет никого охранять, кроме Колера, просто по-человечески, не сможет так легко переключиться, и, поддавшись сиюминутному порыву, убьет того, кого должен защищать. Так что его судьба в пиках оставалась в подвешенном состоянии… Возможно, ему позволят уйти. Сомнительно конечно, но…
Во всем виноваты трефы… Клеман мог вывести не только своего Туза, он мог помочь Колеру, Кафка могла приказать, черт! Да он сам мог послать к чертовой матери приказы и вытащить этого ублюдка. Теперь поздно искать виновных, произошедшего не изменить. Но все же кое-чего Брайн не мог понять - если Колер и Мия давно знакомы, почему она ни разу не навестила его, или не отправила кого-то вместо себя? Даже если они не друзья, они оба Тузы и состояние главы другой масти крайне важно для стратегических маневров и тактики. Это было вдвойне странно, потому как трефовая Дама был замечен в клинике.
- Господин Адлер. – Из задумчивости его вывел голос дежурной сестры. - Там в палату Зигмунда Майлса пришли. – Сейчас его никто не стал бы беспокоить просто так, значит это не простые визитеры, и девочкам с ними не справиться. Она продолжила:
– Пришел полицейский, он показал значок, и еще тот господин, о котором вы просили сообщить. – Брайн открыл рот и закрыл, коп и Дама в одной комнате?! День просто полон сюрпризов.
- Отлично… Я разберусь. Как вы сказали? Зигмунд Майлс? Найдите его лечащего врача и попросите захватить историю, сообщите ему, что история нужна мне, не забудьте. - У таких пациентов, как правило, было две истории болезни, одна для властей, а вторая реальная. Адлер направился к месту представления. Охране у дверей было достаточно одного взгляда, чтобы пропустить его.
- Добрый день господа, вы родственники больного? У вас есть разрешение суда находиться здесь?.. Нет? Я вас не задерживаю, если вы сию минуту не покинете палату я вызову охрану. В палате можно находиться лишь лечащему врачу и родственникам в приемные часы. Мне доложили, что один из вас офицер полиции. – Брайн намеренно сделал вид, что не знаком с Клеманом, это на руку им обоим. - Я не чиню препятствия правосудию, но в этой клинике допрос возможен только с постановлением суда. 

0

9

- Могу я Вам помочь?
Джек обернулся на приветливый голос, видимо пришел тот самый хозяин этих шкафчиков. Впрочем, ответа капитана он дожидаться не стал и сразу провел его в палату. Хэй протянул на просьбу свое удостоверение, выслушал несколько типичных, и слегка наигранных фраз. Что ж, Джеку не было дела до того, кем являются эти мужчины друг другу.
- Соболезную, - сухо вставил азиат, доставая протокол и начиная заполнять нужные пункты, типа даты заполнения, и в каком состоянии пострадавший.
- Вы знаете подробности получения данного ранения?
Коп поднял глаза на стоящего напротив мужчину, терять визуальный контакт с собеседником нежелательно.
В палату наведался еще один тип и сразу начал раздавать указы. Полицейского это начинало бесить, сначала сами вызывают, потом выгоняют. Им, что заняться нечем?
- Потише, уважаемый, - прервал он поток речи, - я бы хотел узнать, кем являетесь вы, в данной клинике?
Протокол был на время отставлен, видимо быстро провести опрос и свалить не получится.
- Я не знаю, как у вас тут с коммуникацией, но лично полицию вызвал один из ваших сотрудников, так, что будьте добры тогда объяснить ваши действия? Или же теперь разрешено вызывать офицеров полиции для того, чтобы потом поорать на них и выставить за дверь? Вы в курсе, что за такие «игры», тоже можно получить иск в суд?
Мао не любил подобных людей, которые не уважают закон, азиат слегка скривился, снова глядя на бледного пострадавшего.
Устроили тут цирк, лучше бы людей лечили, как следует.

Отредактировано Джек Хэй Мао (2010-12-26 22:06:12)

0

10

Кажется, полицейский не был настроен на проникновенные скорбные беседы, но оно и к лучшему, Линден тоже не фанат слезопускания, особенно если причиной является не кто иной, как экс-король треф. Почему экс? Да решено уже все, а если случай вмешается, или какое-нибудь там божественное начало, то Линден сумеет найти способ «восстановить вселенское равновесие». Можно даже не собственными руками. Хотя, самому надежнее, никаких лишний свидетелей (если повезёт, конечно), плюс полная уверенность, что исполнитель не подставит. С другой стороны, такие дела лучше доверить профессионалам. Смерть короля треф незамеченной не пройдёт, копать под убийцу будут внимательно и с большой ответственностью. А ещё и полиция эта…
Линден взглянул на удостоверение мужчины, не изучая его внимательно, но отмечая всё, что нужно.
Джек Мей Хао, капитан полиции, блаблабла. Нужно бы попозже проверить, кто он и стоит ли воспринимать этого человека всерьёз. Услышав вопрос, Линден хотел было принять скорбный вид, но, кажется, его собеседнику реально было плевать. Он уткнулся в листочек и что-то напряженно писал.
- Подробностей не знаю, я не успел ещё пообщаться со своим другом после того, как он оказался в больнице. Вот шел узнать о его самочувствие, а мне сообщили, что он сбежал… - Линден демонстративно развёл руками, словно это могло полностью описать ситуацию, в которой он оказался.
- В тот момент как раз и вызвали полицию, а я решил пройтись по окрестностям, проверить… - закончить начатое предложение Клеману не дали, дверь распахнулась и компания из двух с половиной человек пополнилась ровно на одну единицу. Очень даже знакомую, но упорно делающую вид, что он просто мимо проходил и никакого Линдена Клемана даже в глаза не видел, о чём вы.
На самом деле, появление Брайна Адлера было для Линдена довольно большой и не слишком приятной неожиданностью, учитывая в какой ситуации они расстались в прошлый раз. Вряд ли Адлера осчастливил тот факт, что Туз и Дама крести сумели покинуть горящий ресторан без единой царапинки, оставив Колера в гордом одиночестве. Ну, Линден был бы вполне себе рад, если бы Колер окончательно покинул этот бренный мир, взяв под ручку Патера. Давно уже пора устроить какие-то перестановки, Колер явно не тянет на роль Туза Пик. Кто у них там останется? Рамирес? Тоже не юный гений, но всё же выглядит и действует адекватнее. Может, годы его правления окажутся для Пик (а лучше уж сразу для Треф) более удачными. Хотя, годы это громко сказано, пол месяца бы протянул. Говорят, последний их Туз не продержался и недели, печальная история. Кстати говоря, место Патера тоже станет вакантно, и Клеман первый в списке на повышение.
Игнорировать Адлера было невозможно, хотя очень хотелось. Оставалось так же изображать оскорбленную в лучших чувствах невинность и давить на ляпы самого Адлера.
- А Вы, собственно, кто такой и что делаете здесь? И почему я до сих пор не увидел лечащего врача мистера Майлза? – Линден сложил руки на груди и подошел поближе к Адлеру, внимательно разглядывая его нахальную физиономию.
- И да, я хотел бы увидеть того, кто будет отвечать перед законом за побег мистера Майлза, который привел к ухудшению его здоровья. – Линден смело проигнорировал вопрос о роде связи с Патером, замаскировав всё это дело потоком претензий. Они, кстати, были не такие уж и необоснованные.

+2

11

Брайн склонил голову на бок. Здорово и вполне ожидаемо, но... как ни хочется  насладиться представлением, надо сыграть свою роль... Адлер поднял руку и задержал в воздухе, словно человек, который забыл нечто важное и вдруг вспомнил...
- о, черт.  Прошу прощения. - Адлер протянул руку полицейскому  для рукопожатия. Клемана, который скрестил руки и пошел в наступление, Валет временно  проигнорировал,  в конце концов, Дама так же проигнорировал его вопрос и теперь всем своим видом показывал, как он оскорблен, на взгляд Брайна зря он выбрал "закрытую" позу, иногда копы цепляются к этому, когда больше не к чему.
- Брайн Адлер, глава клиники. - Брайн отвернулся и снова посмотрел  на копа, при этом его лицо было серьезным, почти скорбным.  Разумеется,  Брайн на самом деле скорбел, когда вспоминал о Колере,  но выставлять свои чувства напоказ он не умел, все казалось таким неестественным, не реальным. Потому он просто, сделал и сказал то, что от него ждали.
- Офицер,  могу я узнать ваше имя?  Поймите, у  нас здесь действительно плохо с коммуникацией...временно...- Адлер расчесал пальцами волосы. Надо бы причесаться, черт побери.
- Вы наверняка слышали про пожар, неделю назад в ресторане итальянской кухни...  Bocconcino. Так вот,  среди пострадавших был предыдущий глава клиники. О том, что я его  приемник, мне сообщили только сегодня утром. Люди еще не привыкли, к тому, что сначала надо все докладывать мне. Еще даже не все знают. Я мог бы уволить человека, который вас потревожил, но возможно  мы обойдемся штрафом? - Брайн не стал напоминать копу, что  тот должен был сначала навестить главу клиники, а направляясь в палату, по закону, они должны были прихватить еще двух свидетелей. А вот недоделка, который вызвал копов, придется уволить, это не та клиника, где могут разгуливать служители порядка,  теперь еще по этому  поводу должна болеть голова. Адлер посмотрел на Даму
- Вам  так же следовало зайти ко мне, если вы не родственник.  И  я отвечу на ваш вопрос по поводу   лечащего врача.  Я послал за ним, он как раз должен принести историю болезни. Мне не понравилась биохимия крови. Поймите правильно,  У нас назначена помывка опер. блока, а так же небольшой ремонт и доставка нового оборудования, все это давно планировалось. Все документы в полном порядке и, как вы понимаете,  большинству пациентов придется, на время, покинуть территорию больницы. В частности мы отправляем подобных  пациентов   в центральную клинику государственного типа. Однако с этим больным возникли проблемы… и я не знаю, переживет ли он транспортировку….  Да еще этот инцидент. – Брайн покачал головой и закашлялся.  Мысленно он улыбался.  Эти завуалированные послания должны навести Клемана на определенные мысли.

0

12

Дом масти

[телефонный разговор, отыгран в скайпе]

- Да, Бри, слушаю.
- В Доме проблемы. Один из подопытных как-то выбрался из камеры и тяжело ранил Патера.
- Подождите, я сейчас... - обронила в сторону Мия и обеспокоенно переспросила, переключившись на телефонный разговор. - Повтори еще раз, пожалуйста. Мне кажется, я не расслышала, тут шумно.
- Патер тяжело ранен, его отправили в больницу. А его убийца - тоже теперь труп.
- Когда это случилось? - Кафка давно так не хотела ослышаться дважды. - В какую точно больницу? и что с трупом. - На логичный вопрос "где, черт возьми, пропадает Старбэк?!" она уже знала ответ.
- В клинику Saint John. Я сама об этом позаботилась, проследила, чтобы его хорошо устроили, так что до больницы он доедет. Уже, наверное, доехал - ранили его около часа назад. Но он был очень плох. А на труп я как раз сейчас любуюсь. Он в холодильнике. Ждет ваших распоряжений.
- Так. Saint John - это Колер. Хорошо, я поняла, спасибо, Бриана, это важно. А труп... кролика... - Мия сверилась с часами на стене и тяжело, невесело улыбнулась. - Кролика прикажи подать на завтрак, как гуся, запеченного с яблоками, только кухарку нашу не спугни, пожалуйста. Остальное пусть должется моего приезда вечером, я хочу на посмотреть на резвого подопытного. - Злость клокотала в Тузе, вместе со страхом за жизнь Патера. - И... хорошая работа.
- Какую часть кролика прикажете подать? И с каким гарниром.
Вопрос подчиненной приятно порадовал, она не задавала ненужных вопросов и восклицаний "зачем?" и "это же аморально!"
- Ливер, пожалуйста. Печень и сердце. И можно что-нибудь на твое усмотрение, творческий порыв, так сказать. Сможешь?..
- Разумеется. Как прикажет мой Туз. Предпочтете ливер тушеный или обжаренный?
- Обжаренный. Со специями, чтобы перебили вкус возможных химикатов, мало ли чем его пичкал Патер. - Девушка села в машину к водителю, разговаривая по прижатому к плечу телефону, как ни в чем не бывало. Через полчаса она будет уже в поликлинике. - С овощами и рисом. Все-таки я не настолько сошла с ума, но пробовать гольное мясо ради надругательства. Попробую с рисом. - Злая усмешка "украсила" лицо Кафки.
- Хорошо. Я распоряжусь. Что-нибудь еще?
- Нет. На тебе весь Дом. Если только подрядить мелочь прибрать подвал. Подозреваю, там нечисто. - Мия выдохнула и закрыла глаза. "Гонец с плохими вестями". - Спасибо, Бри.
- Там уже убираются. Крови там действительно было много. Не разберешь, какая Майлса, а какая - кролика.
Она проглотила подробности, и отвернулась к окну. Трефе было неприятно слышать подобное, но как Туз она обязана быть в курсе дела. - Еще что-нибудь из деталей известно? Имя подопытного?
- Неизвестно. На клетке был только его номер. Если это важно, могу посмотреть лабораторные записи. Возможно, оно есть в них. Пожалуй, надо посмотреть их и еще по одной причине - нужно убедиться, что тестировали на нем только наркотики, а не, скажем, экспериментальный вирус.
- Останови здесь, пожалуйста! - Кратко водителю. - Вирусами Майлс не балуется, он предпочитает отраву, предложение стоит того.  Оставляю ситуацию на Вас, Блэкмор, после поликлиники, к вечеру, буду Дома, спрошу отчет. До связи. - Мия завершила вызов и вышла из авто к цветочному магазину. Для визита к другу лучше всего подойдут белые лилии.
________________________________________

Уголок сотового мерно и нервно касался стекла форда, в котором восседала мисс Кафка. Мерно и нервно ее запястье ходило из стороны в сторону и чакало корпус телефона об окно, раздражая водителя, но мисс Кафка этого не замечала, она думала горестные думы, до тех пор, пора водитель вежливо на очередном светофоре не затормозит резче, чем нужно было. Подавшись вперед и сообразив, почему опытный шофер так неумело ведет машину, девушка серьезно прокомментировала:
- Я тебя когда-нибудь уволю, Джордж. - Угроза уволить ее личного шофера звучала уже трижды и была одним из маленьких удовольствий, которые доставляют своей долей шутки. Попусту разбрасываться хорошими кадрами было не в стиле Мии. Джордж тормознул еще раз, посреди трассы. - Ладно, ладно! Не буду больше, забудь. - После тихого смеха, она убрала телефон в карман плаща и невидяще уставилась в затылок мужчины перед собой.
Нужно было что-то решать по поводу членов масти - в последнее время они работали из рук вон плохо. Важнее было решить/уладить/развить конфликт с Червами, потому что запущенный однажды механизм уже не остановить, можно только прокладывать дорогу.
- Например, напустить на конфликт журналистов, чтобы развеяли туман, хоть повеселились бы. - Девушка неопределенно хмыкнула и нашарила в кармане пресловутый телефон, быть постоянно на связи - один из принципов. Среди прочих дум мелькала назначенная на зиму сходка Тузов, о чем свидетельствовало приглашение на ее имя в кабинете.
И особо важное дело на данный момент - следовало самой увидеть, в каком состоянии Патер. К сожалению, Туз имела неосторожность привязаться к Королю и впустить его в свою жизнь достаточно далеко, чтобы скорбеть и тосковать, без шуток, при худшем исходе.
- Давай мыслить прагматично. Если... Гм... если вдруг что, то заливать горе спиртным ты будешь позже. И заешь этим Кроликом.

Итальянка спешила, покидая резиденцию масти, поэтому не озадачилась подбором подобающего платья и забыла о зонте, который в мелкий дождь был бы весьма кстати. По пути они заскочили в цветочную лавку на углу, и в поликлинику Мия вошла, неся бутонами вниз перевернутый букет белых лилий, с зелеными прожилками, не до конца распустившихся, с желтой пыльцой на тычинках, которые она он волнения тихонько отщипывала, и пальцы правой руки испачкались. Ни дать, ни взять, молодая женщина, пришедшая навестить друга - цветы были подобраны верно.
- Простите, как мне пройти к Зигмунду Майлсу?
На регистрации ее встретила внушительного вида медсестра, она просмотрела списки и качнула головой.
- Боюсь, к нему нельзя. Им сейчас занимается полиция. - От подобной фразы у Легиона всегда сводило челюсть, именно это сочетание букв она желала бы не слышать в принципе. Узкая ладонь стиснула скрепленные в букет стебли. - Что случилось? можете мне сказать. У него нет семьи, я за нее. - Медсестра, не долго сопротивляясь искреннему взгляду (играть особо не пришлось), ответила, что, мол, была попытка побега, поэтому полиция здесь, в палате №*. Отлегло, причина не в криминальной деятельности крести. Нужно было найти Кайзера или Линдена. Раз полиция в поликлинике, эти два кадра тоже тут.
- А герр Колер сегодня у себя?
- Как и всю прошедшую неделю... Вы, наверное, не в курсе...
И второе известие за день, от которого впору было подумать о смене профессии и отречении от друзей, раз они все поголовно мрут. Она слышала, что у Макса проблемы со здоровьем, но пиковая масть успешно скрывала недееспособность Главы до сего момента. Планы менялись, нужно было увидеть своими глазами. Начался формальный разговор шаблонными фразами.
- ...да, понимаю, в саму палату нельзя. Я посмотрю через стекло, обещаю не стучать.
- Вас проводят. - Весьма безлико. Мия несла цветы, словно на могилу, следуя за девушкой в белой форме. В нужном коридоре в vip-палате лежал кто-то, смутно напоминающий Кайзера, ее давнего знакомого. Кажется, он осунулся и посерел, отсюда не разглядеть, и был утыкан трубками. С трудом верилось, что это - последствия пожара в ресторане. - Как его состояние? - В коме. - Отнесите ему цветы, пожалуйста. - Вы можете сами это сделать. Всего лишь отнести цветы. - дополнили в ответ на недоуменный взгляд.
За что Легион любила медсестер и сиделок, так это за склонность к эмпатии. Подлецам эта склонность часто на руку. Войдя в палату за доброй души человеком, Кафка поставила цветы в принесенную вазу, на столик у двери, так как лилии сильно пахли и могли вызвать аллергию, помыла руки от пыльцы и подошла к тому, кто остался от Колера. Его руки были холоднее, чем у нее, мерзлячки.
- Глупый...
Не больница, а морг по ощущениям.

В коридоре у палаты Патера Туз кивнула двум своим мальчикам-амбальчикам, временной охране Короля, и хотела уже было войти, но расслышала кусок диалога и логично рассудила, что лишний раз светиться перед блюстителями закона Главе масти не стоило. В палате однозначно был Клеман, незнакомый полицейский и третий, чей голос был смутно знаком... через пару мгновений Мию осенило, почему у палаты Кайзера не было выставлено охраны, особенно если учесть, что в поликлинике посетители из мастей были частыми гостями. Как вариант, здесь круглосуточно дежурил Валет Пик. Адлер, кажется.
Ощущая общий упадок сил, трефа жестом "попросила" мальчиков перенести ближайший диванчик и поставить его так, чтобы она примерно слышала разговор, после чего присела и осталась ждать развязки, с мелочью ее секретарь прекрасно справится сам.
Адлер, как обычно, щетинился, Лолиту хлебом не корми, дай подискутировать.
Завидная стабильность.

+1

13

Телефон скончался. Роб удивленно посмотрел на него, как на предателя отечества, и сунул в карман брюк. Несколько мгновений ушло на размышления над сакральным вопросом: что делать? Ехать в дом и позаботиться о трупе и узнать, куда отвезли Майлса? Но Роберт знал, Патера все равно отвезли в клинику к Коллеру, потому что больше некуда.  Блэкмор – не девочка, придумает, что делать с трупом. А до клиники всего минут десять, тогда как дорога до дома займет около полу часа. Поэтому решение было не сложным.
Пакетик от зубочистки с броской надписью «Джокер» Роберт изодрал в клочья, еще пока разговаривал с Бри. Ее новости совсем не понравились Старбэку, посему, засунув зубочистку рот, Роб стал ее нервно грызть. Деньги были брошены на стол, хотя счет еще не был принесен. Роб вышел из бара, пнув кого-то на входе. Хотелось остановиться и в ответ на оскорбления заехать мужику по морде, но Роберта остановило две мысли. Первая мысль, конечно, была о Патере, который, как сказала Блэкмор, почти-труп. Вторая же – о том, что количество драк на квадратный метр не должно превышать разумных пределов.
Прошло немного больше десяти минут, и Роберт уже припарковался на стоянке около клиники. Пришлось объезжать пробку через дворы и узкие переулки. Роб даже чуть не сбил какую-то старушку. Наверное, в аду ему припомнят эту старушку.
Посмотрев на сестру в приемном покое и на свое отражение в стеклянной двери, Роберт понял, что шансы обаять медсестру приблизительно равны нулю. Но герои никогда не сдаются. Особенно, когда дама сердца в опасности. Вообразив себя рыцарем в блестящих доспехах, Старбэк обратился к сестре.
- Хэй, сестричка, в какой палате Зигмунд Майлс?
Минут пять Роберт потратил на то, чтобы уговорить медсестру назвать злосчастный номер. Он рассказал ей страшную историю о том, как изменил его жизнь отец Зигмунд. Как спас от тюрьмы, как поставил на путь истинный и как вот уже семь лет Роберт не нарушает закон благодаря этому человеку. Взамен на это искреннее вранье Роб узнал не только номер палаты и дорогу к ней, но и о том, что там фараоны и какая-та девушка с красивым букетом, а еще Роб узнал о том, что кузен медсестры – грабитель-налетчик, никак не исправится…
Роберт поднялся на указанный этаж и, следуя инструкциям сестрички, пошел к палате. Благо женщина не ошиблась, и Старбэк попал именно туда, куда и следовало.
Возле палаты, в которой по полученным сведеньям, лежал Патер, незаметно маячили два амбала, на фоне которых Роберт начинал комплексовать. На диванчике чинно и благородно сидела Легион.
- Милашка на рецепции сказала, что к Патеру пришел доблестный представитель охраны правопорядка? – вместо того, чтобы поздороваться Роберт перешел к «делу». – Давно он говорит с Патером? – Роберт вел себя как ни в чем не бывало. В конце концов, они все тут не раз почти-умирали. И ни разу еще до похорон не доходило. Накормят Патера таблеточками, сделают десяток уколов в задницу, а заодно и помучается без алкоголя недельку другую, и все будет отлично. Всё будет как раньше.
Роберт засунул руки в карманы к умершему мобильнику. Хотелось курить, но здесь – ему это не раз объясняли – курить запрещено. Надо было позвонить Бри, но сейчас больше хотелось настучать по голове Патеру за неосторожность.

0

14

ЛЮДИ!!! ЭТО 4 ДЕНЬ!!! ВЫ ВСЕ В ТРЕТЬЕМ!!!

>>> Центр, улицы

Джек подъехал на своей развалюхе за угол больницы, переоделся в прикид мистера Хэдсона и минуты три сидел, положив голову на руль.
А может тот "кинжал", или как эта шняга еще называется, лишним будет? Никто бы так не делал, как хочешь сделать ты. По крайней мере, так бы не делал Вацлав. Вот только Вацлав киллер, профессиональный убийца. А ты, Джек? Ты чистильщик? Ты крутой бесшабашный парень, который готов завалить хоть президента, если хорошо заплатят?
Нет, Джек, ты – уголовник, всего лишь мелкий уголовник, который всю жизнь плыл по течению. А когда становилось так тошно, что хоть в петлю лезь, ты пускался во все тяжкие. Кто-то спивается, кто-то подыхает от передоза, а ты лез в авантюры. Вот только можно ли считать себя смелым, а Джек? Ты хоть когда-нибудь готов был ради своих целей или идей рискнуть головой по-настоящему? Зная, что тебе предстоят большие неприятности, от которых не убежать? Когда ты знаешь, что возможности избежать ответственности уже не будет, и надо идти до конца? Когда ты шел на такой риск?
Пять лет назад в торговом комплексе? Когда исчез Браун, и ты взломал его сейф? Во времена переворота Джонса? Или когда сегодня утром крякнул банк? Ты всегда искал способ избежать ответственности. Но сегодня это время закончилось. За смерть Туза Пик придется отвечать в первую очередь тебе, а не Вацлаву или Джонсу.
Ты сам не знаешь, как занесло тебя на этот преступный Олимп. Ты случайно там очутился. И теперь тебе надо платить за право там находится. Это шанс, Джек, шанс войти в круг элитных чистильщиков. Не отморозков, готовых порешить за дозу кого угодно, а людей с именем. Конечно, если повезет, то никто не узнает, что это ты завалил Колера, но зато ты сам будешь знать, что в свое время отрубил голову по-настоящему опасному человеку, человеку опаснее тебя в разы. Вот только после этого у тебя появятся довольно-таки сильные враги.
И к черту их, брат! Ты теперь Валет, как бы крутой парень, теперь тебе в любом случае предстоит встретиться лицом к лицу с гораздо более страшным и хитрым противником, чем ты сам. И, возможно, не один раз.
А если не повезет, и Пики тебя схватят, то как приятно будет вспоминать на дыбе, что отправляют на тот свет не мелкого бандита Джека, а Хардинга, «того самого Хардинга, что завалил Пикового Туза». Причем как завалил? Очень жестоко завалил. И к черту профессиональную этику и правила хорошего тона, если что-то подобное есть у киллеров. Ты заслужил обставить смерть Люцифера так, как хочется тебе.
К черту их всех, Джек. Вспомни, как ты поклялся над телом Тардэн: «Моя смерть – Ваши большие проблемы!». Хочешь стать крутым чистильщиком? Не очень? А придется, брат. Придется стать невозмутимым холодным ублюдком. Все время играешь разные роли. А теперь перед всей мафией предстоит исполнять еще одну роль – Безумного Шляпника. Ладно, мистер Хардинг, настало время для Вашего триумфа. Или краха, но это не суть важно. Вперед, Джек! Шоу начинается!

Из машины вылез уже не рефлексирующий Червовый Валет Джек Хардинг. Из нее вылезла какая-то малопривлекательная личность, которая нервным быстрым шагом направилась к больнице. На «личности» были бурые штаны, зеленый галстук, посеревшая от многих стирок рубашка, пиджак в черно-серую клеточку, вышедший из моды уже лет так двадцать, и дешевая ручка в кармане этого пиджака. Завершали облик квадратные очки, обвислые усы и выражение лица забитого жизнью служащего среднего звена, живущего с надоевшей женой в надоевшей маленькой гостинке и вынужденного каждый день ходить на надоевшую ему работу. Этот мрачный человек, сутулясь, шаркая и нервно теребя в руках какие-то документы, подошел к столу дежурной сестры.
- Здравствуйте, - унылым мерзким голосом протянул субъект, сунув медсестре под нос бумагу, которая удостоверяла, что мистер Роджер Хэдсон из пожарного управления прибыл проверить эту больницу, - Я из пожарной службы. На Вас поступила жалоба от мистера Тэ Ка Эндерсена о неудовлетворительном пожарном состоянии этой больницы. Меня интересует мистер Эм Колер, судя по документам, владелец и главный врач этого лечебного заведения. Могу ли я его видеть?
- Простите, - холодным, но вежливым сказала дежурная сестра, - Но мистер Колер сейчас серьезно болен. Вместо него нужно обращаться к мистеру Адлеру.
- Меня не интересует Ваш Адлер, Шмадлер или Граблер, - прошипел субъект, топорща усы, - Знаю я эти уловки! Придешь к заму – и начинается: то начальство в отпуске, то оно болеет, то выехало по делам, а замы только зубы скалят: приходите завтра – утрясете все вопросы, а то я не уполномочен, видите ли. А ведь я могу и штраф влепить!
- Мистер, - возмутилась медсестра, - Господин Колер действительно серьезно болен, он лежит под капельницей!
- А где это в книге вашей записано? Можно подумать главный врач будет лежать в чужой больнице? Что же это тогда за больница такая, если главврача лечат в другой? Или у Вас именно такая контора?
- Вот! – рявкнула дежурная сестра, ткнув пальцем в книгу, моментально развернутую к Хэдсону, - Палата 537, 5 этаж! Только туда нельзя. Обратитесь к мистеру Адлеру.
Пару секунд Хэдсон молчал, а лицо его исказилось в очень непривлекательной гримасе, что вызвало очередной презрительный взгляд медсестры.
- Ладно, - прошипел Хэдсон, даже не думая извинятся, - Где я могу найти мистера Адлера?
- Второй этаж, кабинет 215. Только он сейчас занят в подвале, режет мертвые тела. Он – патологоанатом. Но Вы можете зайти к нему туда. Уверяю Вас, мистер Хэдсон, что мистер Адлер – отличный профессионал и проведет Вам ну просто-таки великолепную лекцию, - мстительно ответила медсестра весьма язвительным голосом.
Хэдсон не знал, что на самом деле Адлера в клинике не было вообще. Но боявшаяся штрафа от некстати нагрянувшего инспектора и нагоняя от начальника, бывалая медсестра избрала ход, который мог бы удержать инспектора и от поисков Адлера и от штрафа - ну не полезет же эта крыса Хэдсон смотреть, как потрошат трупы. Результат ее не разочаровал – Хэдсон скривился так, будто съел несколько лимонов подряд.
- Понятно, буду ждать его у кабинета, сколько придется, и пусть только он не явится! - в очередной раз проявил свои манеры Хэдсон и пошаркал в сторону лестницы, бормоча себе что-то под нос.
Отлично, теперь эта сестричка и не подумает звонить Адлеру в подвал. Она сделает это специально, только для того, чтобы я там долго стоял, пока мой «коллега» не освободится.

Вот только поднялся Роджер Хэдсон не на второй этаж, а на пятый.
Где же Вы, Макс Колер? Скорее всего, здесь. Ну да, палата номер 537. Последний этаж, отдельные элитные палаты. Так что людей должно быть мало. Это называется самовнушение, Джек… Ну вот! Хотя не стоило ожидать, что Адлер не поставит охрану. Ничего себе шкафы, немногим меньше моего Санни. Хорошо, что хоть только двое стоят.
Роджер не знал, что после посещения больницы Кафкой кто-то из Пик распорядился поставить охрану у дверей своего Туза - слишком уж легко Легион проникла к своему другу. Уткнувшись в свои бумаги, Хэдсон несколько раз прошелся туда-сюда по коридору, выжидая, пока случайные люди исчезнут из поля зрения. Затем он подошел к двери под номером 537 и пробормотал:
- Точно, здесь, 537.
- Сюда нельзя, - остановил Хэдсона охранник.
- Тут мистер Эм Колер лежит?, - тукнул нос в свои документы Хэдсон.
- Да, но сюда нельзя!
- Я из пожарного управления, моя фамилия Хэдсон, и у Вас могут быть… - затянул вновь «пожарный», но охранник вновь его прервал:
- Сюда нельзя.
- Да что же это такое, – прошипел Роджер, размахивая бумагами, - Ну взгляни ты сюда. Видишь, к Эм Колеру надо мне. Мне что, удостоверение показать?
Надо сказать, удостоверение у Роджера было. Как и бумаги, фальшивое, но зато сделанное по всем правилам.
- Мистер, не надо мне никуда глядеть.
- Нет, ты возьми и почитай!
Ну, давай, бери, а то кто знает, какая у тебя реакция…
Охранник, поняв, что этот дрожащий от злости сутулый мужчинка от него не отцепится, взял бумагу и начал просматривать.
Интересно, откуда Пики выкопали этих идиотов? Или это не Адлер их поставил?
- И ты читай, - сказал возмущенно Хэдсон второму охраннику, - Читай-читай.
Второй охранник невольно скосил взгляд на бумагу, и Хэдсону этого оказалось достаточно, чтобы выхватить заточку и всадить ее в глаз незадачливому телохранителю. Услышав сдавленный хрип своего товарища, которого доставшая до мозга сталь убила мгновенно, первый охранник оторвал взгляд от документа, но было уже поздно.
В горло. В печень. По шее. Ручками-ручками, Джек, не успеваешь заточку выдернуть. 10 секунд. Дверь открыта. Отлично. Тело номер один туда. Тело номер два туда. Ох, Вы и тяжелые, парни. 20 секунд. В коридоре никого. Закрыть дверь. Закрыть жалюзи, а то это окошко мне не очень нравится. Ах да, сломать шею тому, что без сознания. Перчатки. Забрать заточку... Так, ну а теперь объект. Седые волосы… Даааа, мистер Колер. На фотографии Вы выглядите лучше.

Хэдсон сложил руки Кайзера на груди, левым запястьем кверху, выставляя на обозрение метку Пиковой Масти. Подумав пару секунд, он достал из стоявшей неподалеку вазы какие-то цветы, судя по всему лилии, и взмахом руки рассыпал их над Кайзером. Роджер собрался с духом, кивнул сам себе головой, достал из внутреннего кармана свой нож и перерезал Колеру горло. Потом он почистил оружие о простыню и спрятал обратно.
Столько времени готовился, чтобы обставить ключевой момент моей жизни как можно торжественнее, а сделал все на автопилоте. Черт, мистер Колер, Вы ведь заслуживаете большего. Я заслуживаю большего! Ну, так почему же вместо гордости я ощущаю лишь страх и тревогу, что меня либо здесь поймают, либо через несколько дней начнут охоту? Нет, почему ощущаю страх, мне понятно. Мне непонятно другое…
Вы ведь были титаном, Колер. Недолго, правда, но были. Вы могли раздавить меня, как таракана, а теперь я перерезал Вам горло, хотя мог бы, как сделал бы, например, Вацлав, просто прострелить череп. Или яд ввести. Почему же я не испытываю вдохновения от того, что такая ничтожная крыса как я так жестоко перегрызла глотку такому слону как Вы?

- В смерти нет ничего возвышенного. И красивого – тоже, - одними губами прошептал Хэдсон. А затем, повинуясь внезапному порыву, оборвал все провода, соединявшие Кайзера с непонятными Роджеру приборами.
- Как хороши, как свежи будут розы, моей страной мне брошенные в гроб…– прохрипел Роджер непонятно откуда вспомнившиеся строчки.
Это все, что я могу сделать для Вас, Люцифер. Я не прошу у Вас прощения за то, что я Вас убил. Свою смерть Вы наверняка заслужили. Прошу прощения, что сделал это так… по крысиному что ли сделал… Даже названия орудия убийства не знаю, но это же мелочи, главное, что Вы наверняка знаете, что это.. Вы заслужили на более красивую смерть, вот только красивых смертей не бывает… Но Вы ведь видите, я сделал, что мог.
- Я сделал что мог, - повторил Хэдсон, стеклянными глазами глядя, как упали лилии на Колера и на лужу крови на полу, стремительно натекшую из разрезанной шеи,- И пусть на том свете теперь разбираются, чего конкретно Вы заслуживаете.
Ну что же, мистер Колер, я мог бы тут еще долго стоять и предаваться размышлениям о наших с Вами нелегких судьбах, но у меня совсем нет времени. Жаль? Вас? Нет. Но и злости я к Вам не испытываю. Возможно, я прервал Ваши мучения, а, возможно, и остановил Ваше триумфальное возвращение на пост Туза Пик. Кто знает? Готовьте в Аду сковородку с вилкой. Правда, Вам придется стать в очередь. Ну да ладно, передавайте привет моим знакомым. И почему я такой разговорчивый с Вами? Потому что мне жаль себя. Не хочется умирать молодым из-за того, что я убил Вас. А ведь Вы счастливый человек, Колер. За Вас есть кому мстить. И Вы реально могущественный человек. Вы заставили философствовать Вашего убийцу.
Ведь в нашем деле не бывает бывших, есть только теперешние. Возможно, я последний человек, который чтит Вас как влиятельного Туза. Кто из тех, кто ползал перед нами, вспомнит о нас, когда мы будем в могиле?
К черту, мистер Колер, я сваливаю, и так надолго задержался. Прощайте, Люцифер.

Хэдсон в последний раз осмотрел кровать Колера, двух мертвых амбалов у ног Туза и залитый кровью пол. Постельное белье тоже было пропитано кровью, которая вместе с рассыпанными лилиями создавала на белом полотне весьма причудливый узор, и подобная обстановка в палате делала Кайзера похожим на монарха, почившего на своем ложе. Роджер печально улыбнулся и покинул палату номер 537.
Минута. Никого. Везет. Ладно, прикрываем дверь. Уходим. Конец коридора.. Кивни медсестре, которая спешит куда-то. Ага, куда-то... К Колеру спешит. Наверно, какие-то датчики сработали. Ох, и орет! На четвертом этаже слышно. Медленно уходим. (Убрано цензурой). Так хочется бежать, но надо идти спокойно. Покуда они там возятся, орут, смотрят, можно уйти. Если не поддаться страху и не кинутся бежать, то тебя ловить не будут. Стремно, однако. Шаркай, Джек, шаркай.
Громко шаркая ногами, малоприятный субъект по фамилии Хэдсон спустился в холл, радостно размахивая руками. Мерзко улыбнувшись дежурной сестре, он негромко заметил:
- Надо же, договорились.
Ответом ему служим испепеляющий взгляд медсестры: таки ведь выбил из Адлера взятку этот козел. Еще раз мерзко улыбнувшись, Хэдсон покинул больницу. Уже нормальным шагом он быстро дошел до машины, и в этот момент до его слуха донеслись крики из больницы. Роджер завел мотор и отъехал на пару кварталов. Затем, он снял очки, усы и свой придурковатый галстук, перевел дыхание и успокоился.
Вот и все. Поздно уже рефлексировать. Посмотрим, чем для меня закончится эта авантюра. С почином, Безумный Шляпник.
Джек снова завел мотор и поехал, выживая из своей колымаги максимум скорости. Ему нужно было скрыть улики.

>>> Дом Черв, Подвал, Кабинет Хардинга

Отредактировано Джек Хардинг (2011-01-27 15:02:49)

+3

15

"Принц" вырулил из-за угла неожиданно, хотя и ожидаемо. Легион была в курсе если не жарких, то теплых отношений между подчиненными, поэтому логичным было видеть Старбэка здесь, после известия о ранении Патера. Придется ему поведать, что состояние их общего друга тяжелее, чем кажется на первый взгляд по отчету Бри.
- Бриана звонила. Потеряла Вас. - Кафка встала навстречу, протянула руку для рукопожатия, медленно прошлась по коридору и села обратно. Спрашивать отчет о поездке или подождать? Он долго отсутствовал.
От Роберта пахло сигаретами, алкоголем и какой-то технической дрянью, при этом совершенно точно Старбэк не употреблял сегодня, даже сидя на борту самолета. Она так решила, основываясь на привычке своего Валета пользоваться собственной горячо любимой тачкой. Следовательно, Роберт, человек высоких моральных принципов и приверженец строгих этических норм, зашел по пути в бар. Без нее! Иронизировать было не к месту, Мия сложила ладони перед лицом, упираясь большими пальцами в подбородок, подумала и ответила на прозвучавший вопрос:
- Я сама пришла минут пять назад, но, Роберт, говорят не полицейский с Патером, а полицейский с Линденом и Адлером. Следовательно, наш Король без сознания. Он успел сбежать из клиники, "милашка" не сказала? - Пальцы, пахнущие лилиями, переплелись в замок и легли на колени. - Сколько они там? - Вопрос адресовался охране, один из ребят посмотрел на часы. - Шестнадцать минут. - Шестнадцать минут. Опережая твой вопрос, Лолита оказался здесь по заданию и действовал по ситуации... - Где-то краем сознания трефа понимала, что совсем не это хотела сказать, но выражать свои переживания правильно к двадцати пяти годам основательно разучилась. - Старбэк. Я волнуюсь, поэтому несу чушь. Извини. - Все-таки попытку она сделала, на досуге нужно будет поставить памятник человеческой храбрости.
Голоса за дверью, ведущей к Патеру, затихли, затем в палате закопошились. Вскоре предстояло увидеть явление Святой Троицы народу.
- Мне кажется, или сегодня "замечательный" день? Тошно становится от такой замечательности. Кстати, Бри просила передать, что на ужин будет Кролик. - Побудем оправданно жестокими. Не всегда выпадает случай.

Отредактировано Мия Кафка (2011-01-23 02:45:28)

+2

16

Мао поджал губы и исподлобья посмотрел на пришедшего мужчину, профессионально проигнорировал протянутую руку, как будто отвлекся все на тот же злосчастный бланк. Азиат перечеркнул его, резко вырвал и, скомкав, выкинул в урну.
- Капитан Джек Хэй Мао, - мужчина достал чистый лист, - я и вам соболезную, но напишите расписку, что претензий не имеете и полиция вам больше не нужна, с подписью и печатью, разумеется.
Если бы Джек был сам себе хозяин, то он бы давно распрощался с товарищами из больницы, забив на всю эту рутину, и где-то бы уже ужинал. Мужчина вполне признавал свои низменные потребности и отнюдь не пытался от них избавиться, наоборот, удовлетворял их и потакал им. А тут получалось, что из-за какого-то больного, с которым никто не может разобраться, да еще и мозги парят длинными и трогательными историями...
Хэй скрипнул зубами, в голове начинали складываться строки молитвы, о какой-то случайности. А вот и, правда, почему бы ему резко взять и не стать нужным тому же боссу.
" - Мао, косоглазый ублюдок, ты еще там? Какого блендера так долго возиться с этим больным? Резко в управление, у нас проверка, срочно бланки исправлять!
- Есть сер!"

Учтиво ответил бы "косоглазый ублюдок" и тогда даже не надо было бы дожидаться этой расписки от мистера "новый большой босс", Джек слегка скривился, пытаясь припомнить фамилию нового управляющего больницей, вроде он говорил Адлер, не суть уже. Боги услышали молитвы мужчины и его мобильный действительно зазвонил.
- Простите, - кратко улыбнувшись, сказал азиат и отвернулся от мужчин, - капитан Мао, слушаю.
- Джек, дружище...
Затараторил Тейлер, звонившим оказался именно он, новости были что надо, наконец-то что-то живенькое, а не пациенты цвета простыней и склеротичные бабушки с заклинившими дверями. Только сейчас Хэй осознал, что шеф на нем явно отыгрывается, посылая на места не по его профилю. Ничего, вот наконец-то накрылся эта мразь Миритан и если Тёрнер звонил ему, значит дельце занятное, действительно занятное.
- Ты должен это увидеть.
Джек посмотрел на часы.
- Через минут двадцать буду.
Он обернулся к Адлеру, пряча лист обратно в папку, снова эта никому ненужная улыбка, только теперь более довольная, азарт погони начинал закипать в крови мужчины.
- Господин, Адлер, пришлете расписку по факсу, будьте так любезны, номер диспетчерской вам известен и мое имя тоже, проблем возникнуть не должно. А теперь, - Мао кивнул и Клеману, - прошу простить, я должен ехать на место преступления.
Джек бросил еще один взгляд на лежащего Майлса.
- Желаю, выздоровления вашему другу и больному, - и вышел из палаты, задерживаться не было, ни времени, ни желания. Азиат выскочил на улицу, поймал такси и уехал по давно известному адресу. 

>>>> Логово Николя Миритана

Отредактировано Джек Хэй Мао (2011-01-27 00:15:16)

0

17

Театр абсурда, трое нечистых на руку мужчин, один из которых труп, а двое других перекидывают вину друг на друга, и полицейский, которого, кажется, совершенно не волнует всё происходящее. К большому удовольствию Клемана, маленький спектакль Адлера не произвёл должного впечатления на представителя закона. У того, похоже, дела были поважнее, чем вслушиваться в чужие споры. Это даже хорошо, ведь из них можно было бы вынести много нового, и не слишком приятного как для Клемана, так и для Адлера.
Линден благоразумно не вмешивался в оживлённый монолог Валета Пик, тот явно пытался выглядеть представительным владельцем клиники, у которого всё под контролем. В силу его возраста для Линдена это смотрелось немного комично, словно ребёнок примеряет костюм отца перед зеркалом, не по размеру и не к месту. Новость о том, что Адлер новый владелец клиники, кстати, довольно неожиданная. Интересно, в каком ключе продолжится сотрудничество Треф и клиники, уже много лет все представители масти посещали именно это заведение в моменты необходимости. И пусть самому Линдену это было не нужно, но он, как потенциальный Король, обязан задумываться о благе масти.
Полицейский быстро засобирался и торопливо отчалил в неизвестном направление, ну и счастливого пути, как говорится. Будете проходить мимо – проходите. Мысленно помахав рукой вслед невнимательному копу, Линден сказал ему вслед:
- Всего хорошего, господин Хэй Мао! До скорого… –неприятную усмешку, появившуюся на губах Клемана, когда он говорил это, капитан полиции вряд ли заметил, а зря. По ней можно было догадаться, что Линден точно не забудет об их мимолётной встрече.
Ах да, Адлер.
Когда Линден развернулся лицом к оставшемуся в палате человеку, улыбка уже исчезла с его губ. Стандартное безразличное выражение лица, и не догадаться, что сейчас он раздражен и хотел бы выместить своё плохое настроение на ком-то. Жаль, не то время, место и не тот человек. При всей своей любви к себе, Клеман не питал никаких иллюзий на тему своего физического развития, а раз Адлер умудрился стать Валетом, то и ответить на выпад смог бы не слабо. Хотя, кто знает, как он попал на это место. По слухам, Колер неравнодушен к красивым мальчикам.
- Сочувствую твоей потере. Колер был замечательным человеком… - Линден не рассчитывал вывести Адлера из себя такой банальной провокацией, но удержаться просто не мог. Он догадывался, какие неприятные чувства должны быть у Брайна, ведь даже дураку ясно, что смерть Кайзера не за горами. Уже протягивает свои костлявые лапки, да давно пора. Если бы не этот трагичный случай, старикашка бы загнулся от чего-то другого. От импотенции, например. От этого, конечно, не умирают, но чтобы удерживать рядом с собой такого хорошенького парнишку как Адлер, наверное, Колеру приходилось глотать много таблеток. А сердце ведь не железное.
- И вижу, ты своего шанса не упустил. Может, и на место Туза метишь? – Линден подошел поближе и взял Адлера за подбородок, заставляя посмотреть прямо себе в глаза, а потом потянувшись вперёд, запечатлел на его губах неожиданный поцелуй. Просто так, потому что мгновенный импульс.
- Обязательно ещё увидимся, не расслабляйся. – Резко хлопнула дверь и Линден уже в коридоре. Жаль, план внезапно уйти провалился как только он увидел удобно устроившуюся на материализовавшемся в из ниоткуда мягком диванчике, Мию Кафку. День сегодня просто полон неожиданностей. Хотя, что удивляться, Кафка питает слишком сильные чувства к Патеру, чтобы пропустить такой трагический момент, как смерть этого «святого» человека. И Старбэк рядом, вот уж кого точно здесь редко увидишь. Проняло и его, наверное. Сейчас они, конечно же, всеми остатками масти соберутся в тесный кружок, будут плакать и вспоминать все хорошее, что связано у них с этим человеком, кто-нибудь скажет речь, как и будет не хватать этого замечательного человека, сколько всего хорошего он сделал для этого мира и для всех по отдельности. А потом все напьются и до рассвета будут петь лирические песни. Идиллическая картинка вырисовывается, утопичная. Представься такая возможность, Линден обязательно бы поучаствовал в подобном, просто чтобы своими глазами увидеть и запечатлеть фантастический момент. Жаль, петь он не умеет, и проникновенно говорить тоже. Не очень убедительно.
Интересно, сказать им, что Патер уже живой труп? Или пусть понадеются ещё немножко, не жалко. 
- С полицией проблем не будет, какой-то идиот случайно вызвал их. Делом не заинтересовались. Если что – я прослежу. – Ни здравствуйте, ни до свидания. Кому здесь нужны эти ритуалы вежливости. Педантичность Клемана даёт слабину перед напором здравого смысла.
- Состояние Патера оставляет желать лучшего, как физическое, так и эмоциональное. По-моему, он не в себе… - надо сделать «отчёт» хотя бы для собственного морального успокоения.

+1

18

Черт! А ведь в школьном театральном клубе Брайн был нарасхват. Странно, либо он плохо сыграл роль растерянного, невинного паренька, либо Хэй Мао редкая сволочь.
А ведь я всегда считал азиатов утонченными, что ли?.. В принципе, Брайн всегда знал, что доблестные блюстители порядка, только на словах доблестные блюстители порядка, на деле это трусливые хамы и шавки, которые бегут от опасности поджав хвост и умеют только пыжиться. Так что, тот факт, что Джек проигнорировал его протянутую руку, скорее обрадовал, чем оскорбил. А вот последующие слова заставили серьезно задуматься о том, что шутка "У копов всего одна извилина, и там прямая" не такая уж и шутка. Чего?! Какую расписку? Что за херь? Какой печатью, придурок? Где я ее возьму? Очевидно, что печать действительно понадобится Адлеру, однако, разве он не сказал минуту назад, что буквально только что узнал о своем новом посте, печати главного врача у него просто не было. Черт, он ее еще даже заказать не успел. Черт! Коллер еще дышит, в конце-то концов.
-Э-э... Простите, но... - Договорить Брайн не успел, у копа зазвонил телефон.
Ну же... Пусть у тебя появится срочное дело, свали уже, ты тут нахер не нужен.
Видимо, боги всего мира были милостивы, потому как Джека Хэй Мао действительно куда-то вызвали, а это значит, что у Адлера появилось время свалить все на адвокатов, и пусть они квакают на своем непонятном языке сколько душе угодно, может, придумают альтернативу печати и... "расписке"?
- Конечно, работа, прежде всего, до свидания. - Адлер подождал, пока дверь закроется и немного расслабился. Возможно, поэтому он не сразу вник в смысл сказанного Дамой. "Твоей", не "вашей" потере.
Что это значит, ублюдок?! Ты намекаешь... Додумать Адлеру не удалость
- И вижу, ты своего шанса не упустил. Может, и на место Туза метишь? - Брайн все ждал, когда же его обвинят в смерти Коллера, но никак не ожидал это услышать от Линдена, который присутствовал при всем происходящем и видел все своими глазами. Валет ждал взбучки от Рамиреса, ожидал, что за ним начнут охоту, Адлер даже предпринял первые шаги - охранная система существенно поредела, Брайн оставил лишь тех, кому действительно доверял. Но Клеман … Брайн не обвинял его лишь потому, что Дама был слишком очевидным подозреваемым, понимает ли он это?
Линден подошел к Адлеру, близко… Слишком близко, черт побери! Брайн наблюдал, если Дама сделает что-то агрессивное – валет убьет его. Дама взял Адлера за подбородок, заставляя посмотреть прямо себе в глаза, а затем, потянувшись вперёд и слегка наклонившись, поцеловал. Глаза Адлера мгновенно расширились, он не мог пошевелиться, в голове пронеслась тысяча мыслей. Секунда и Дама сбежал, в дверном проеме промелькнули силуэты, кажется, в коридоре сидит Кафка на диване.
Стоп, а откуда там диван?.. Какой интересный узор на ее платье, это цветы? Подходящее платье…
- Подходящее?
- Да.
- Хочешь сделать мне подарок?
- Да.
- Ты уверен?
- Да. Давай посмотрим, насколько у Треф стальные яйца. Упс… У них нет яиц… Ну, нервы, давай посмотрим, насколько у Треф стальные нервы. - Адлер нещадно потер лицо, приводя себя в чувство и прекращая мысленный диалог, медленно, словно в трансе, он достал мобильный и набрал номер.
- Срочно подойди в палату Зигмунда Майлса, прихвати с собой Брендана, бегом, да. - В трубке раздались быстрые шаги. Здесь его ребята числились работниками младшего мед. персонала, отлично. Ему незачем бороться с трефами в одиночку.
Надо обдумать свой выход, а пока… На лице Адлера блуждала странная улыбка, все так же медленно, словно наслаждаясь моментом, он подошел к Зигмунду, почти нежно провел рукой по лицу, едва касаясь кончиками пальцев.
- Добро пожаловать… в ад. - Адлер начал отключать приборы и капельницы. В принципе, он мог прямо сейчас убить Майлса , ничто не мешало, но… Кафка так почти не будет страдать. Валет вынимал последнюю иглу, когда дверь отворилась, и вошли двое. Не смотря на то, что оба были в голубых пижамах, белых тапочках и шапочках, ребята никак не были похожи на мед. братьев. Не амбалы, а осанка и движения выдавали в них хищников. Впрочем, подобное может заметить лишь другой хищник.
Брайн накрыл пациента простыней:
- Вот и все. Вы вовремя, отвезите это в секционный зал номер четыре. – Адлер усмехнулся, вспомнив одну из книг Стивена Кинга.
-Он мертв?
- Скоро будет. Вы уже заметили, в коридоре… Не позволяйте им прикоснуться к нему. - Ребята наклонились и сняли медицинскую каталку с тормозов. Оба молчали, знали, что сейчас лучше не трогать Валета.
Адлер открыл дверь:
Что? Еще больше треф? Они что, решили из больницы штаб сделать? Какого черта их здесь как тараканов в ресторане?Впрочем, больше он не собирался позволить застать себя врасплох. Брайн чуть наклонил голову.
- Госпожа Кафка? Удивлен. Соболезную. Ваш… ассистент… я произведу вскрытие через двадцать минут в секционном зале номер четыре. – Интересно, а Кафка читала Стивена Кинга?
- Если желаете, я проведу вас в смотровую комнату. - Адлер не соболезновал, он издевался и при этом не сводил глаз с Дамы. Разумеется, Линдену было плевать на Патера, а возможно он пришел убить его, и Валет знал это. Но Даме было не наплевать на своего Туза, и, не смотря на то, что он сделал, почему-то Адлер был уверен, что он привязан к Кафке не только как к Тузу, но и как к женщине.
- Я пойду к себе в кабинет, мне нужно переодеться. О да, чуть не забыл… - Адлер подошел вплотную к Линдену, несколько секунд он просто смотрел ему в глаза, а затем резко ударил в солнечное сплетение.
- Его можно купить? Я хочу такую игрушку, можно? - Адлер мило улыбнулся, глядя на Кафку, словно ребенок, умоляющий мать купить плюшевого мишку.
- Как мило, ты предложил ей жизнь Петера в обмен на жизнь Линдена.
- Не только, еще у нее есть двадцать минут, чтобы прийти ко мне. Может, она мне предложит что-то интереснее.
- Любопытно, а она понимает, что подписывает смертный приговор одному из своих людей?
Линден уже начал приходить в себя, наблюдать стало не так интересно. Адлер развернулся и направился в сторону своего кабинета.

+4

19

Вторая линия. *памятка для перехода* GM

Ян появился на этаже как раз вовремя для того, чтобы заметить каталку с накрытым телом, рядом с которой маячила компания даже издалека мало напоминающая ораву скорбящих родственников. Собственное ощущение паскудности происходящего, заставившего ее перенести встречу сюда, усилилось втрое. Ян задержался немного, пропуская торопливую медсестру и воспользовался заминкой, чтобы разглядеть в неярком освещении коридора Кафку, а так же, чтобы процедить сквозь зубы раздраженное порицание самого себя за то, что рискнул влезть во что-то, о чем не был осведомлен сильно заранее. Надо было, конечно, прислушаться к "инстинкту человека-паука", и перенести встречу на другой день и в другое место, но...
Это была Кафка. И что-то подсказывало Деккеру, что дело важное, а значит надо засунуть свои инстинкты в одно место и тащить его в этот частный клоповник.
- Мия. - Он окликнул ее негромко, будучи еще на подходах. Поймав встречный взгляд, кивнул в знак приветствия и, как приличный мальчик, остановился рядом, оглядев ближайшее окружение. Принюхался - кроме медикаментов, чистоты и чьего-то вонючего одеколона, тут ощутимо смердило напряжением. Таким электричеством, потрескивающим на одежде и волосах.
Вежливо попялившись на очертания трупа под простынкой, Ян на секунду прикрыл глаза, переживая краткое желание оказаться сейчас где-нибудь в прохладном помещении со стерильным инструментарием, ярким искусственным светом нужной направленности, и высоким хирургическим столом...
Впрочем, желание длилось недолго. Деккер повел плечами, чинно поправил рукава куртки, не открывая рта первым. С пристрастием поскреб ногтем пятнышко крови на шве футболки. Потом сунул руки в карманы джинсов и обратился в истукан с острова Пасхи, пока ее голос не вывел из этого чудесного состояния, возвращая в мир жеманно прикрытых мертвяков, живописных красавцев с суровыми лицами и легким налетом тестостерона на поверхности кожи, и игр, в которые играют люди.

0

20

Первым палату покинул полисмен, стремительно и откровенно с удовольствием. Мия сыграла в хамелеона и сделала вид, что ее в коридоре нет, слилась с пресловутым диванчиком, мимикрировала, загородилась Робертом, подтянув того за ремень. Вторым явил себя Клеман, чем вызвал на лбу у Туза морщинку беспокойства.
- Состояние Патера оставляет желать лучшего, как физическое, так и эмоциональное. По-моему, он не в себе…
- По-моему, он без сознания. - Мысленно вторила девушка своей Лолите, но не сказала ни слова, а только скептически выгнула бровь. Зная Линдена, она могла с уверенностью сказать, что тот сейчас сдержал поток сарказма по поводу Патера, масти и мира в целом, поэтому и ей стоило лишний раз сдержать свои комментарии. В то время, как трефа бездумно отвлекалась на мимические изыски, в палату прошли два санитара боевого подвида. - Стоп. Там же только Адлер, мать вашу!
Стоило вспомнить хорошего человека, как коридор озарило появление Светоносного Брайна, которое избавило Кафку от посильного вторжения в палату силами двух амбалов и со Старбэком подмышкой. Впереди планеты всей двигалась каталка с телом Патера, больше было некому спать-отдыхать в той одиночной палате, прокладывая себе путь руками дерзких санитаров.
- На этом краткий экскурс в историю считаю закрытым, можно начинать изливать злобу вместо желчи.
- Куда вы его увозите?! - Самый тупой вопрос, который раздражал ее в фильмах. В морг, ясно же.
Действительно, при появлении тела, накрытого простыней, Мия побелела как эта самая простынь, сделала пару шагов по направлению к каталке. Твердая рука в белом рукаве, преградившая ей путь, выдала в санитарах хорошо обученных бойцов, так как мышцы под одеждой были напряженные и как железо по твердости, при внешней-то расслабленности. Девушка инстинктивно отпрянула, ее отгородили двое крестовых мальчиков-амбальчиков, дежуривших у входа в палату. - Что это значит, Адлер?
- Госпожа Кафка? Удивлен. Соболезную. Ваш… ассистент… я произведу вскрытие через двадцать минут в секционном зале номер четыре. - Кафка читала Стивена Кинга, хоть и без особой любви. До наглых издевательских слов Валета Легион почти уверовала в смерть Патера, здесь же он открыто заявил, что собирается препарировать еще живого Майлса. Бледность лица крестового туза показывала, насколько Мия зла, чистая концентрированная злость чернилами заполнила тело, почти брызнула такими же черными слезами. Адлер, этот бесхозный пес, срывал злость на ней! Через ее карты. - Если желаете, я проведу вас в смотровую комнату. - Вот неймется сученышу... - Премного благодарна, если пойду, то только с моими ребятками. С тобой я в разведку не сунусь. И я заметила твой взгляд на мой вырез.
- Я пойду к себе в кабинет, мне нужно переодеться. О да, чуть не забыл… - Линдену между делом прилетел удар в солнечное сплетение, тут уж Легиона никто не задержал - нужно было оттащить Линдена от греха подальше, раз уж мужчины были заняты. В мечтах девушка молча отвешивала Брайну тяжелой женской пощечины, заслужил, как пес должен понять, что напортачил, на деле поднырнула под руку и поддерживала бедного Лолиту в его трудном терновом пути до дивана. Она была весьма зла и на адреналине - на каталке отдавал душу Богу отключенный от приборов Патер, приказала Джекерсу, одному из охранников, не отходить от задыхающегося Лина ни на дюйм. К ночи руки обещали болеть, все-таки Дама - не пушинка, кажется, перестаралась, зато это "тело" было в безопасности.
- Ай, молодец, ай, героиня блокбастера! Смотрите только у нас! Хрупкая женщина вытаскивает из перекрестного огня раненого мирного жителя! Что за бред вообще? Мое дело - управлять мастью, а не тягать туши в двое больше.
Как же ее раздражали шантаж и попытки принудить к выбору, чуть до пошлой пощечины не опустилась. Но стоило по достоинству оценить красоту принуждения. Это же надо было придумать такой финт ушами! Кафка бегло прикинула раскадровку сил.
- Со стороны Адлера он сам и пара "санитаров", если действовать, то быстро, чтобы не пришла подмога из числа теневого штата. С нашей стороны Старбэк, пара охранников... и Ян? Да нет же, он не будет... - Ян! - Нужно уметь услышать чужой голос в какофонии мыслей. Мия почти забыла о назначенной встрече и о звонке с переносом времени, Деккер же решил приехать сам. Наблюдая за высокой приближающейся фигурой клонгера, Кафка тихо и продолжительно выдохнула, поборола желание протянуть руки навстречу. Самообладание возвращалось, в конце концов, чему быть, того не миновать. Пиковый Валет удалялся в кабинет, ему в спину прилетело ровным голосом:
- Вы только что подписали себе смертный приговор, мистер Брайн. Вне зависимости от того, потеряю ли я здесь своего человека или нет, я верну Вам "должок" сторицей. - Затем к занятому делом Старбэку, глуше. - Роб, пожалуйста.. - Имелось в виду устранение санитаров в короткие сроки с помощью второго мальчика-амбальчика, пояснять не требовалось - Стар был профессионалом и обходился без чужих советов. Как поняла Мия, ей была дана фора на обдумывание, которой можно было воспользоваться.
Мозг бурлил, нужно было обдумать все еще раз. Оказалось, что действия из серии "Супермена" теряли смысл, умри Зигмунд здесь и сейчас. Трефа развернулась к Ифриту и тихо попросила оценить состояние Патера, когда к каталке будет открыт доступ, сможет ли он пережить транспортировку в городскую больницу и насколько плохи его дела.
- Извини, что втягиваю. И здравствуй, наконец.

Отредактировано Мия Кафка (2011-02-07 17:24:04)

+4

21

Разговор с начальством увлекал Лидена только наполовину, остальная часть его сознания терпеливо ждала ответных действий со стороны Адлера. Такой импульсивный человек просто не смог бы проигнорировать столь явный вызов. А главное, Линден предоставил ему возможность отомстить. Ну и немножко помочь самому Клеману, между делом. На месте Адлера Линден не упустил бы шанса отправить врага на тот свет. Конечно, лучше всё это сделать по-тихому, чтобы успеть сбежать с места преступления. А ещё лучше – замаскировать всё под естественную смерть. Зачем ставить себя под прямой удар ради жалких минут славы?
Адлер не заставил себя долго ждать, появился перед ними с такой довольной физиономией, что даже дурак бы догадался, что он что-то натворил. Молодец, хороший мальчик.
В разговоре Адлер обращался только к Кафке, демонстративно игнорируя всех остальных. Возможно, пытается показать, что мнение «шестерок» его не интересует, только сам Туз, а может, просто слишком увлечен своей игрой, чтобы брать в расчет персонажей второго плана. Зря, с будущим Королем лучше не шутить.
Клеман особым почитателем творчества Стивена Кинга не был, поэтому никаких тайных умыслов в словах Адлера не уловил. Все чинно, благородно. Слова сочувствия, пусть и наигранные, накрытый белой тряпочкой Патер. Только Мия почему-то в бешенстве.
Линден так ушел в свои мысли о вечном, что пропустил момент приближающейся угрозы. Только стоял и смотрел в наглые глаза Адлера, а теперь по всему телу от груди разливается такая боль, что не то, что вздохнуть или выдохнуть, на ногах удержаться не получается. Линден ведь только с виду здоровый такой. Занятия спортом его привлекают только в виде походов в бассейн и редких забегов по дорожке вокруг дома Масти.
Клеман даже не обратил внимания на поддержавшие его руки, только немного придя в себя, удивился, что не валяется мешком картошки на затоптанном полу, а аккуратно пристроен на диванчике под зорким взглядом одного мальчика из охраны. Прелесть какая, интересно кто же этот бравый рыцарь, что не дал погибнуть во цвете лет?
Пока Линден приводил мысли в порядок, обстановка вокруг кардинально изменилась. Откуда-то появилось новое действующее лицо, а именно Деккер. Интересно, его сюда пригласили или он мимо проходил? Что-то слишком много будет случайностей за день, пожалуй. Но всё равно, «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».
Мия уже активно раздавала приказы направо и налево, нужно будет позже сказать своё скупое «спасибо» героической женщине (логической цепочкой выводов и по остаточным ощущениям Клеман умудрился вычислить своего спасителя).
Главный злодей дня благополучно удалялся вдаль темного коридора. Для создания атмосферы не хватало только дьявольского смеха, отражающегося от стен гулким эхом. Хотя, эффект и так уже достаточно драматический – страдающая (от скоропостижной кончины Патера, как полагал Линден) Легион, «раненый в бою» Клеман, явно гордый собой и своим ужасным поведением Адлер, ну и парочка статистов для пущего эффекта. Ах да, ещё труп. Бедный Йорик! Я знал его, Горацио…
Кстати, Линден что, просто так даст уйти этому нехорошему человеку, нагло наступившему на его мужскую гордость? Да ни за что!
Конечно, глупо враждовать с профессиональным убийцей и патологоанатомом, но ведь тот сам напросился. Никто не заставлял «мстить» прилюдно. Там ведь слово за слово… Линден вот сдержался и дождался, когда они останутся в интимном одиночестве.
Адлера Клеман догнал в считанные секунды, направившись к нему быстрым шагом. В груди ещё неприятно ныло, голова немного кружилась, но всё это мелочи. Главное… Линден неожиданно для Адлера (как он сам надеялся) схватил того за воротник рубашки и резко толкнув, впечатал в стену, стараясь оставить на светлой больничной краске немного образцов крови Валета.

0

22

- Вы только что подписали себе смертный приговор, мистер Брайн. Вне зависимости от того, потеряю ли я здесь своего человека или нет, я верну Вам "должок" сторицей. - Адлер даже не обернулся, лишь  помахал рукой в знак того, что слышал, похоже, Кафка не осознавала всю ситуацию в целом, а в целом, Адлеру было  без особой разницы, от чьей именно руки он погибнет. Также, с точки зрения Брайна, он был слишком добр, предложить столько вариантов врагу на выбор за убийство Туза, похоже, Кафка не оценила его великодушие. Никто его не ценит. Вот и Дама тоже.  Разумеется, хладнокровный убийца Адлер его заметил, но доктор Адлер его просто не мог этого сделать, а  в данный момент он именно доктор, играть надо красиво до конца. Вот так Брайн оказался прижат к стене,  каталка остановилась, и Алекс с Бренданом вопросительно посмотрели на начальника. Адлер в ответ сделал жест не вмешиваться, и подчиненные продолжили свой путь. Хотя Брайн не сомневался, что Алекс пришлет кого-то, как только закончит.
Адлер удивленно изогнул бровь и, наконец, соизволил посмотреть на Клемана:
- Ты дурак? Или это только в моем присутствии твой айкью так отчаянно стремиться к нулю? - Действительно, нападать вот так, открыто, это было не умно, и дело ведь не только в разнице в силе, и не в том, что ребята Брайна гораздо лучше натасканы. Своими действиями Линден провоцировал открытую войну между пиками и трефами, конечно, на публике зачинщиком был Брайн, но на деле то ведь сам Клеман. Адлер переключил свое внимание на Кафку.
- Мы на минутку, мужской разговор... - Вот еще одна причина, почему поведение Дамы недопустимо, теперь Легиону придется выручать две карты, а не одну, как было минуту назад. Доли секунды ушли на то, чтобы вырваться из "захвата" Клемана и буквально швырнуть его в ближайший пустой кабинет.
- А ведь я хотел по-хорошему. Знаешь, это не честно... – Мысли Брайна разбегались, словно пещерные змеи при свете дня. Удар в живот снова заставил Даму согнуться пополам и позволил собраться с мыслями.
Пиджак лишний, нахер нам пиджак? - Брайн грубо стянул с Клемана ненужный предмет одежды.
- Знаешь, у меня был совсем другой план... Ты ведь не веришь, что мне, правда, нужно двадцать минут, чтоб накинуть халат и фартук? - Голос Брайна был спокоен, тем не менее, в нем чувствовалась угроза. Он быстро расстегнул и снял ремень, наконец-то будет польза от этого аксессуара, затем подтащил сопротивляющегося Линдена к окну.
Линдена? - ранее Брайн его называл только по фамилии, -Не важно....
- Убийство Туза не сходит с рук, никому, а кроме тебя и Кафки рядом с Коллером никого не было, улавливаешь мысль? Вам надо было лучше подчищать за собой... – На самом деле не верилось, что Коллер мог погибнуть по вине Треф, но пока все говорило против них. Адлер затянул ремень на запястьях  Клемана и на ближайшей батареи. Затем взяв скальпель, несколько раз полоснул рубашку, оголяя спину жертвы. Собственно необходимости в этом не было, но Брайну хотелось поиграть, адреналин уже ударил в кровь, а ведь он еще толком не начал…
- Я ведь не шутил, когда сказал, что хочу тебя в качестве игрушки... Она могла отдать тебя мне и спасти своего Короля, или сама прийти ко мне, а теперь ей надо спасать не только его, но и твою задницу. - Адлер отвернул левое ухо Линдена и поцеловал татуировку масти, после чего аккуратно обвел кончиком языка.
- Впрочем, твою задницу ей не удастся спасти, зря ты гнушался над Коллером, не по-мужски это... Он ведь не может ответить. А теперь... можешь кричать, если хочешь, но я знаю, что это не так уж и больно, потому не дергайся. Иначе будет хуже. - Брайн сделал надрез, за ухом Дамы. Он оставлял  свою метку, и, что бы Дама ни делал в будущем, подобное не стереть и не загладить. Постепенно появлялась стилизованная, шрамированная пика прямо поверх трефы. Брайн наклонился к уху своей жертвы и аккуратно слизал кровь, так обильно капающую на остатки рубашки.
Ммм… Потрясающе. Наверное, сегодня мой день рождения, столько подарков… Я хочу его, черт, я правда хочу его, он так потрясающе пахнет - кровь, пот, страх
- Знаешь, а в таком состоянии даже ты меня возбуждаешь... Ты ведь все равно думаешь, что я пидар, хоть удовольствие получу. - На ягодицу Клемана легла рука Адлера, второй рукой Валет принялся расстегивать ширинку на брюках Дамы и… внезапно замер.
Ты снова делаешь это. Конечно, секс тоже был бы неплохим вариантом, но и твоя игра мне нравится, я тебя люблю.
Я тоже себя люблю…
Пф, вот гад.
Чем и горжусь.
- Хн?… Черт! Все же Кафка меня возбуждает больше. Слушай, Линден, слушай внимательно, я сделаю тебе последнее предложение. Сейчас ты унижен и избит, но кроме нас с тобой этого никто не видел. Если я тебя трахну, об этом узнают все, и мы  отправимся в ад, как счастливые новобрачные. Но у тебя все еще есть шанс сохранить невинность своей задницы. Я отпущу тебя, а ты… Ты поможешь мне стать Тузом Пик.  – Как только Брайн озвучил фразу, ему стало не по себе, сама мысль казалась дикой, но с тех пор как Линден озвучил ее в палате Патера, она не покидала голову Валета.
- Ну же, с твоими связями это реально.  – Брайн снова склонился над ухом Дамы и стал нежно посасывать мочку.

0

23

Опираясь на посты в данной теме, вывел расстановку сил персонажей и неписей.
Крести: Кафка, Клеман, Старбэк, Деккер, два охранника, выставленных у палаты Экс-Короля.
Пики: Адлер, два медбрата у каталки, потенциально - персонал больницы.
Подчеркнуты откровенно боеспособные единицы.

В виду случившихся разногласий активирую дайсы.
Как подтасовать результаты, мне неизвестно. Если кто знает, пусть напишет в ЛС ;)

1. В схватке у каталки победа за:
Старбэк и 1 охранник
[dice=11616-1936-11616-36]

2 медбрата
[dice=5808-1936-1936-36]

ничья
[dice=3872-1936-11616-36]

2. Состояние Майлса на текущий момент:
живучий нам попался малый!
[dice=7744-5808-9680-36]

умер после отключения от аппарата
[dice=1936-7744-7744-36]

Просьба действовать в соответствии с этой распиской и не всесильничать.

0


Вы здесь » New Orleans Deck III » Центр » Частная клиника "Saint John"