New Orleans Deck III

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Orleans Deck III » Подвал » Пыточные


Пыточные

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Узкая винтовая лестница ведёт в подвал. Открыв одну из центральных дверей, Вы попадаете в большой зал, который недаром зовётся Пыточной. В медных кольцах на стенах коридоров пылают факелы. Зал представляет собой «убойный цех». Здесь собраны все виды пыток - от старинных, таких как: железная дева, испанские сапоги и т.д., до современных. Всевозможные ножи и плети, созданные одним из членов колоды (прошу заметить – их запас постоянно обновляется), хирургические приспособления, цепи, машина для растягивания живого тела. Так же имеется жаровня, с необходимым набором железа. Вы хотите клеймить кого то? Кто – то принадлежит именно Вам? Тогда это по адресу. В стенах - множество дверей, ведущих в пыточные камеры. Все двери одинаковые – из прочного металла, с небольшими забранными в решётки окошками.
У восточной стены можно заметить переливающиеся струи воды. Искуственный фонтан ровным потоком "раскидывает свои сети", уходя под каменный пол. Выполненный в виде водопада, окружённый старыми потресковшимися плитами, своим "присутствием" разбавляет сладкие стоны и душераздирающие крики постояльцев, живущих в клетках.

0

2

Переговорная комната

Латекс плотно облепил кисти, разглаживая случайные пузырьки воздуха, Ян еще раз оглядел троих претендентов на дальнейшее, более плотное, общение. Поприветствовал - куда ж без этого? Все же приличные люди, а не самоучки с заточенной ложкой.
- Меня зовут Ян, господа. Можете без зазрения совести обращаться по имени и на "ты".
Ласковые нотки ничуть не отдавали неискренностью. Да и с какого ляду? Все честно.
- Откроете мне одну? - он обратился к Алисе, скрытой где-то в тени, но судя по шороху ткани, поблизости. Показалось? Или правда уловил легкий запах ее волос?
Тихое цоканье, лязг затворов. Пока есть время, Ян изучает обстановку, утверждаясь во мнении, что эта масть уж точно знает толк в развлечениях и веселом антураже. Средневековая пыточная, со всеми вытекающими. Жаль, только, обошлись без нежно любимой им самим Нюрнбергской девы. Или ее просто отсюда не видно? Пожалуй, местные умельцы вряд ли про нее забыли.
- И свет, пожалуйста.
Голос из иронического стал на время сдержанным, почти лишенным любых эмоций. Хоть это и не мешало Деккеру с пристрастием изучать досягаемые образцы человеческого искусства истязаний.
По левую руку на столике разложен медицинский инвентарь и это было, пожалуй, единственным, что вызвало у клонгера осуждающий жест. Для него медицина всегда стояла особняком от забав. Пытки отдельно, скальпели и зажимы - отдельно.
Вынырнуть из собственных мыслей пришлось, когда все, что зависело от Алисы было сделано. Свет, открытая дверь одной из клеток.  -
- Спасибо. - Он с неподдельной благодарностью кивнул женщине, проходя мимо нее в камеру. Что там? Два дня без жрачки и пара ударов по лицу? Не повод расслабляться.
Парень, полусидящий на койке, вскинулся, услышав приближающиеся к нему шаги, но все-равно не успел - свет резанул отвыкшие от него глаза, и не заставивший себя ждать, Деккер удобно прихватил пленника двумя пальцами за горло, сдавливая сонную артерию, и абсолютно бескровно возвращая образчик в удобное, пограничное состояние. Устроив его удобнее на лежаке, Ян для удобства уперся ногой в койку, выбирая из внутреннего кармана нужный шприц, и отвлекся лишь на мгновение - заметив след от знакомого уже каблучка на мыске ботинка, и потратив несколько секунд на то, чтобы аккуратно стереть его краем рубашки пленника.

Отредактировано Ян Деккер (2010-12-21 12:20:50)

+1

3

>>>Переговорная комната

Летел и таял, не соберу -
Летел и таял... Больше не тает,
Завтра я ещё не умру,
Но кто его знает.

Ей не нравилось, как он на нее смотрел. Как и десятки других, сделавших ставки на ее безумие, а не на особенность мышления. Хелена не сомневалась, что болезнь наложила серьезную лапу на ее голову еще в детстве, но на то личность и личность, чтобы рассматривать ее в комплексе, не отделяя лапу от завоеванной головы.
- Что ж ты за фрукт такой... - Алиса рассержено сдула с лица кудряшку, спрятала сжатые в кулачки ладони в складки платья и постаралась успокоиться. - Откроете мне одну? И свет, пожалуйста. - Джонс только кивнула. Ключи от камер лежали в кармане белого халата, оставшегося еще от Кая Рихтера, хирурга по специальности. Черва в темноте быстро нашла знаменательную белую одежду - белых вещей в пыточной больше не было. Звякнула связка, скрипнул замок, вспыхнул свет, быстро и четко - сейчас ей было все равно и на пленников, и на деньги, и на мужа. Алиса вдруг заметила в Яне профессионала и была заворожена зрелищем. В четких, собранных, подавляющих движениях мужчины была своя магия. Он - змея, остальные мыши.
- Спасибо. - Это было недавно. Белокурый Шляпник говорил так же сдержанно и спокойно, вгоняя иголки под ногти очередному пленнику, как Деккер - иглу шприца. В этом самом идеально белом выглаженном халате, с одухотворенным лицом и умиротворенным голосом. Тогда еще не Дама, она помогала своей предшественнице, и иногда забегала сюда передать послание, на деле - послушать крики агонии и услышать мольбы о помощи. Красная вязкая густеющая жидкость стекала из вертикального железного гроба, из которого торчали рукояти воткнутых... чего? Как сейчас помню. Вытекает, смешивается с водой и ползет по выщербленным ложбинкам к ее туфлям...
Хелена отступила и ощутила плечом холод железных решеток, к которым подошла слишком близко. Подействовало отрезвляюще. Бл***! Опять! Вместо крови - ползущие тени, вместо Рихтера - занятый диагностикой Деккер, и жесткая хватка твердых пальцев на ее левом плечевом суставе. Пленник из первой камеры оказался тихим и сообразительным, хоть и работал охранником, и знал, как обездвижеть человека нажатием пальца. Алиса не могла кричать от резкой боли, попыталась второй рукой освободить плечо, но все же выронила из онемевшей кисти ключи. Хатка ослабла, мужчина пригнулся и потянулся сквозь решетку к связке ключей на полу. - Т.. тварь! - Сдавленно. Как же мои чайнички и Роберт? На глазах выступили слезы злости и негодования. Мир поплыл кровавым маревом. Джонс со всей дури шарахнула каблуком по тому месту, где видела ключи последний раз, и попала в живое.

- О цене. Его отдам бесплатно. - Спокойная, все для себя решившая маленькая женщина кивнула в сторону нападавшего. На лице остались только покрасневшие глаза, - Бонусная программа для постоянных клиентов. Если он Вам не нужен, поизучаю анатомию на живом человеке. Он хоть и умен, но велик соблазн заглянуть внутрь. Месть сладка. - Пленный тихо скулил над быстро опухшей и посиневшей ладонью, сидя в углу и качаясь вперед-назад, кажется, он не слушал. Хелена устроилась на полу напротив, постелив медицинскую робу Кая и обняв колени. Она тоже хотела покачаться из стороны в сторону, но не стала. Подумают еще, что ей нанесли глубокую моральную травму.
- Держите, Ян, ключи. Они пронумерованы согласно камерам. Могу наделать еще больше бед. - Ранее уголком рукава она стерла остатки брызнувших слез на лице, левая верхняя конечность была слаба, как чужая, плечо покраснело на месте захвата и пульсировало. Черва взлохматила без того растрепанные волосы, чтобы это скрыть, и была похожа на циркачку в парике.
- Нужно написать в больницу Св.Бенедикта, могут ли остановить расстройство.
И перед уходом разбить все чайнички. Обязательно.

Летел, горел, был высоко -
Летел, горел... Претекает,
Завтра это так далеко,
Что кто его знает - завтра.

Отредактировано Хелена Джонс (2010-12-22 02:05:17)

+1

4

В этом диснейленде для особо приманьячевшей публики ему определенно нравилось. Поклонником пыток и Льюиса Кэррола Ян никогда не был, но умение создавать нужную обстановку, выверенную до мелочей, уважал и любил искренне, всем сердцем. Работать в такой среде было, пожалуй, даже интереснее, чем в собственной игротеке, собранной собственноручно, и совмещающей кабинет с операционной. И хотя в последнее время он уступил работу непосредственно с материалом своим подчиненным, но все же, время от времени, наведывался в кабинетец, полистать анатомички, просто пройтись по идеально-ровному кафельному полу, налаживая свет.
Не удерживался и иной раз задерживался во время "разделки", контролируя процесс. Что делать, от старых привычек не избавиться. Было время, когда он работал над телами сам, украдкой от отца экспериментируя с наркотиками и анестезией. Часть экспериментов проваливалась и тогда приходилось решать вопрос о спешной утилизации испорченного материала, а итоги некоторых использовали в работе и молодые умы, приходящие на места хирургического и прочих необходимых профилей.
Кстати, это самые умы тоже были сейчас частью особенного любимого им элемента работы. Что-что, а подбор кадров осуществлялся только через Деккера. И чистоту работы проверял он сам, порой ставя претендентов в весьма жуткие условия, рассчитанные на проверку не только умения орудовать специнструментом, но и психики.
Забор крови, коротка проверка - впрыск химикатов в шприц с забором, несколько секунд ожидания, которые можно скоротать, осматривая зубы, глазные яблоки, уши "клиента". Убирая необходимое обратно, во внутренний карман, Ян отступил от койки, устраивая обмякшее тело вдоль нее. Аккуратно, даже педантично пробежался пальцами по серой от грязи и пота, рубашке бывшего охранника, расстегивая пуговицы и вытряхивая потяжелевшую тушу из тряпья. Проверки еще потребуются, но визуальный осмотр позволяет предположить хорошее качество будущих органов. Не "Премиум", конечно, но здоровый середнячок.
Когда Ян заканчивал с ним, мужчина наконец приоткрыл глаза, тяжело фокусируя взгляд на нависшем над ним клонгере. Деккер похлопал его по щекам, улыбаясь пробуждению нового знакомого так радушно и светло, как улыбаются мамашки, склоняющиеся над своими детьми.
- Здравствуй, дорогой. Ну? Как самочувствие? Ты мне отлично подходишь. Готовься, сегодня будешь умирать. - Латекс перчаток снова коснулся горла охранника, не давая ему выразить свое мнение о ситуации, и погружая в прежнее, славное состояние небытия.
Где-то за спиной звякнули ключи, вся связка, судя по звуку, упала на пол пыточной.
- Все в порядке? - Неохотно отрывая взгляд от материала, поинтересовался Ян у Алисы, но не услышал ответа и резко обернулся, в пол шага преодолевая расстояние до двери камеры.
Секунды промедления и прыткий козлик из первой камеры успел здорово досадить женщине. Далеко бы он не ушел, конечно, но поступил некрасиво и недостойно, поэтому, подоспев на помощь Алисе, Ян не удержался и, просунув руку между прутьев, прихватил очумевшего от удара по руке заключенного и дернул на себя, целуя решеткой его лоб и щеки.

"Отдам бесплатно" - Ян усмехнулся на этот жест, неопределенно пожав плечами. Он стоял рядом, почти касаясь носами ботинок белого медицинского халата.
- Мне не нужны скидки. Но если хотите, могу преподать урок анатомического театра. Месть и правда сладка. - Он принял у нее ключи от камер и пробежался взглядом по фигуре третьего субъекта. Счастливчик.
- Давайте посмотрю. - Кивнув на ее плечо, он присел на корточки, немного выравнивая разницу в росте. - Или поднимайтесь наверх?

0

5

Я служу здесь осени двадцать две,
Я стараюсь глядеть добрей.
Если хочешь пыточных в голове -
Не в моей.

Он присел! Нет, оцените, он присел! - Обращалась к невидимой публике Алиса, негодуя на жест Яна, снисходящий к ее росту. Нет, у маленькой непоседливой женщины не было пункта по поводу ее метра с кепкой, но когда все вокруг заморачиваются по поводу, тоже начинаешь копировать эту ненужную модель поведения. Рефлексы, замеченные у обезьян, подтверждаются людьми на опыте. Да что Вы себе позволяете?? - нет, она не будет так восклицать. Банально, показательно, не отражает ее истинных чувств, и собеседник не поймет. Истиной была похожесть Деккера с Чеширом. Оба - ходячие небоскребы, по строению - шпалы. 
- Преподайте мне урок анатомического театра. - Ей показалось, или фраза прозвучала пошло? Показалось, и совесть Джонс улеглась спать дальше. - Только без меня в роли главного действующего лица  или макета. - Она инстинктивно отпрянула. Глаза-блюдца глядели честно и наивно.  - Ты тоже без катушек, друг, еще более страшный.
- Давайте посмотрю. Или поднимайтесь наверх? - Червовая Дама задумалась, почесала кончик носа и просунула руку под волосы, по шее, отводя копну разлетай-волос на правое нетронутое плечо. Получилось весьма женственно, если бы не комичный неуклюжий поворот корпуса в сторону собеседника, когда близко и глаза в глаза. Ян пах сигаретами, латексом перчаток и чем-то еще, трудноуловимым, наверное, это был его собственный запах. - Мне нужно будет наверх, когда нужно будет позвать людей, вынести товар и прибрать "сцену". Червовый Дом - воспитанный Дом, здесь гостей самих на себя не оставляют. Я могу отдать Вам запись с камер наблюдения после представления. - Алиса сдержанно улыбнулась наивности или доверию клонгера к какой-то мафиозной организации или сумасшедшей даме средних лет. С кем не бывает. Хелена кивнула на ноющее плечо. Лямки серого платья мешать не должны. Хотя, если потребуется можно и расстегнуть. - Если не сложно. Оно доставляет дискомфорт.

- Я права? Вам хочется опробовать "лабораторию" нашего Валета в действии?... - Черва остановилась напротив Яна, с другой стороны основного разделочного стола с кожаными ремнями для крепления жертвы, потянула за отполированные прошитые лоскуты. Та-самая-кудряшка пружинисто свесилась на глаза, закрывая обзор. - Что предпочитаете? Помимо современных, здесь представлены действующие и смазанные копии средневековых инструментов для пыток. - К первой присоединилась вторая кудряшка. Жест в отдаленную часть помещения. - Прошлый Шляпник любил ту угловую конструкцию и называл ее "моя Леди". А есть гроб, который особенно нравится мне... - Хелена, на ходу поправляя расстегнувшийся ремешок на туфле, подлетела к металлическому шкафу, усеянному торчащими рукоятями. Название Кай не соизволил сообщить, поэтому Алиса молча и зачарованно гладила дверь шкафа и любовно проводила чутким пальцем по одной из граней извлеченного ножа. Не режет, колет, завораживает. Не удержалась, лизнула затупленную сталь по направлению к острию. Оказалось холодно, без вкуса. - ...привезен на заказ из Германии. - Пауза. - Ян! - Маленькая женщина переключила внимание, отбросила мини-пику к "шкафу", переметнулась к торговцу, часто стуча каблуками, и требовательно уткнула ладонь ему в грудь, в футболку. - А что Вы будете делать? Что Вам понравилось?..

Отредактировано Хелена Джонс (2010-12-27 11:13:51)

0

6

Аккуратно сложенные перчатки легли одна в другую и тугим комком умостились на краю чужого белого халата. Скорее интуитивно, чем сознательно, Ян потер ладони, размял пальцы, согревая руки прежде чем коснуться ее плеча. Подался вперед, становясь на колени для устойчивости, осторожно ощупал место травмы. Никаких лишних мыслей, эмоций, переживаний. Парень подонок, конечно, и он умрет, а она будет жить. Это всегда решает.
- Надрыва не нахожу. Но опухоль есть и она пережимает надключичный нерв... Вам не помешал бы курс массажа, а все, что я пока могу сделать, это немного снять опухоль и уменьшить болевые ощущения. - Он помолчал, поправляя лямку ее платья - возвращая ее, сдвинутую немного, на место. "Здесь гостей самих на себя не оставляют" - пропела она, и Деккер хмыкнул, не поднимая взгляда на ее лицо, но некстати скользя им вдоль ключицы, так заметно выделившейся под кожей, тонкой и хрупкой, что кажется - вот-вот косточка вскроет ее острым краем, порвет. - Разумеется. - Негромко отвечает он, сдобривая голос теплой, понимающей улыбкой.

Отпустил плечо, возвращаясь к курсу лечения, снова тем же, скучным тоном:
- Итак, если вы согласны на инъекцию...
Ожидая ее ответа, Ян снова поднялся, одергивая куртку. Прошел к камере, в которой маялся беглец-неудачник, и сложил руки на груди, задумчиво глядя на него. Потом, следом за Алисой, повинуясь ее беззвучному сигналу, прошел к столу, про который с первого взгляда было ясно - хирургический он только по форме. По содержанию - разделочная доска. С занятными девайсами.
Ян поглаживал пальцами ремешок, слушая ее и краем глаза следя за перемещениями женщины по подвалу. В углах губ застыла полу-улыбка, полу-горечь. Какая досада, что вот он не любит всего этого. Пыток... Возведенных в ранг представления. Театрализованного действия с элементами душераздирающих визгов и кровавыми пузырями.
Чем объяснить? Да черт его знает... Привычка.
В семье не пытали. Хрестоматийное отнятие пальцев - не более чем ритуал, почти забытый, потерявший свою значимость. В семье или прощали, или убивали. Но убивали просто - без лишнего шума. Шутка ли - продлевать жизнь, пусть и в агонии, своему врагу?
Но Алиса, в своей страсти, чаровала. И он, скоро вынырнув из своих мыслей, подал голос, покачав головой и встретившись взглядом с ней, снова и внезапно оказавшей у него под носом. Огромные, блестящие глаза, темные, плотные спирали волос - некоторые особенно выделяются на лбу, делая ее беззащитной и совсем юной.
Такие вот беззащитные с особым лоском и милой улыбкой умели доставать из-за спины большой острый нож - так подсказывал опыт, запечатленный узкой бледной полоской шрама на груди, как раз там, где касалась ее ладонь. Ян хмыкнул. Дежа вю?
- Мне нравится убивать, милостивая Алиса. И разделывать трупы. - Аккуратно прикрыв ее руку своей, он потянул узкую ладонь женщины в сторону от воспламененного прикосновением старого следа. - Можно и в обратной последовательности. Но это зрелище начисто лишено изящества и элемента шоу.

Отредактировано Ян Деккер (2010-12-27 13:37:22)

+1

7

Как в белой комнате гаснет свет, так в глазах Деккера затухал настрой - медленно, сохраняя цвет, но забирая блеск. И не нужно было вглядываться, элементарное ощущалось по подаче.
- Мне нравится убивать, милостивая Алиса. И разделывать трупы. Можно и в обратной последовательности. Но это зрелище начисто лишено изящества и элемента шоу.
- Где сломалось и потухло? Здесь сломалось? - Червовая Алиса, не обращая на смысл сказанного, упрямо вернула руку на прежнее место, на футболку, не прощупывая, наоборот, требовательно упираясь в тело выступами ладони и не касаясь пальцами. - Я чем-то надавила на больное? - Смешной вопрос, если учесть, что она в прямом смысле давила рукой, куда хотелось стучать кулаками. Достучаться, чтобы открыли и посвятили в тайну прошлого. - Нужно уметь забывать, юный Ян Деккер. Кстати, Вам вскоре придет письмо. - Хелена стояла достаточно близко, чтобы заметить паука на плече недавнего знакомого, обычного домашнего неядовитого паука, поэтому подвинула ладонь правее и позволила коричневому насекомому переползти на ее пальцы. Шевелюра запружинила в такт, отбиваемый каблуками по каменному полу, женщина вышла из Пыточной, и паук приземлился в коридоре, в темном углу. На коже осталась тонкая липкая нить паутины. Джонс вытерла ее о подол платья и только тут выдохнула.

Выносить паука из дома, вместо того, чтобы убивать его, привычка с детства, привитая отцом. Раньше "Хэлли" боялась этих ползающих отвратительных многоногих тварей (особенно людей, ведь два - больше одного, а значит много, но не о них речь). Одним из первых кошмаров, атакующих мозг ребенка, был кошмар про ядовитых и плотоядных пауков, которые наползают на тебя и вьют вокруг кокон, чтобы сожрать попозжа, с потомством. В Новом Орлеане страх был более чем обоснован - взять хотя бы обитающих здесь ядовитых каракуртов. Отец девочки, не зная печального диагноза, начал лечение народным способом, за что ему стоило поставить памятник, считала "Элен". Вечерами они ненавязчиво читали книжки по биологии насекомых, в том числе и про пауков, днем, перед работой,  оставляли видеокассеты о живой природе. Так дитя усвоило, что не все пауки ядовиты и опасны, и причин нападать у них нет. Вторая, практическая часть, состояла в том, чтобы ловить в бумажный конверт заблудшего в дом паука и выносить на улицу, ведь все знают, что пауки в доме - к письму. "Общаться" с разлапистыми созданиями голыми руками черва начала по собственному желанию. К счастью, кошмары на эту тему отстали от женщины.

- Читаю лекции про прошлое, а сама-то! сама! - Она вынырнула из оцепенения, оттолкнулась от стены и прошла в помещение, к камерам, с горем пополам закрыв за собой тяжелую дверь на железный засов. - Вы правы. Я, наверное, увлеклась. - К Хелене вновь вернулось спокойствие, сбросив внутри с полок фотоальбомы с запланированными пытками и принеся с собой лет пять на лицо. Стало заметно, что ей двадцать восемь от роду, и во внешних уголках глаз поселились мимические морщинки.
Трудным было не выказать разочарования, но Джонс и не с таким справлялась. Она небрежно взглянула на разделочный стол.
- Сюда пленника. Если для удобства лучше убить, я не против. Деньги переведете на счет, после того, как вывезете и разделаете тела. Я доверяю Вашей оценке, так как сама не клонгер и опыта не имею. Захотите обмануть - обманете все равно. Сюда... - Дама устало приземлилась на низкий бортик импровизированного фонтана и кивнула на свое припухшее плечо, - Инъекцию. У меня высокий болевой порог, но чем черт не шутит.
Мир четко разделился на грани: подвал и пытки, пленники и Деккер, масть и муж, прошлое и настоящее, реальность и галлюцинации. На вопрос "что из всего этого не сон?" Алиса давно и прочно забила и привычно лавировала между гранями, перепрыгивая из одного зеркала в другое, но такой разброд настроений утомлял ее. Поэтому... - Сигарету бы.

Отредактировано Хелена Джонс (2010-12-28 18:32:28)

0

8

Ее рука стремительно вернулась на место и вкупе с вопросом вызвала какой-то странный всплеск внутри, будто кровь стремительнее побежала по венам, набирая температуру, обжигая все изнутри, раздражая... Он клацнул зубами, сдерживая бессмысленный, нервный ответ и усилием заставил себя остаться на месте, не сместившись ни на йоту. Вот тебе и эмпатка-психопатка...
Смятение заняло не больше пары секунд, Деккер скоро справился со всеми мимическими мышцами и прочими процессами, привык к прикосновению ее ладони. Хотел усмехнуться над термином "юный", но неожиданно понял о чем она, и смолчал, только склонил голову к плечу, провожая взглядом ее, храбро несущую паука к выходу. Не каждая женщина из виденных им была на такое способна.
Цок-цок-цок - дробно выстукивает по полу пыточной. Цок-Цок - обратно. Чарующий звук, заставляющий мужчин оглядываться, концентрируя внимания. Волшебная флейта, увлекающая взгляд сперва к источнику звука, потом чуть выше. Если женщина уходит от вас - большего и не требуется. Если идет к вам - есть шанс увидеть ее лицо.
- Если и так, то, скорее всего, электронное...
Он правильно сделал, что смолчал - Алиса тоже скоро сменила тему, будто его ответы на загадочные фразы, ее и вовсе не интересовали. Занятная...
Ухватить за одну из пляшущих пружинок волос, намотать на палец, придерживая в одном положении.
Зачем это надо? Ян хмыкнул, снова переключая внимание на содержимое кармана куртки, извлекая шприц и одноразовый дезинфектор. Не хватало еще увлечься этой безумной и потратить уйму времени и сил на решение конфликта, возникшего в считанные секунды, с несомненно существующим мужчиной, с тем самым, что явно неодобрительно поблескивал чем-то острым на ее безымянном пальчике. Эх... А ведь могла бы выйти отличная буча.
Лет десять назад, когда он был ее мальчиком на побегушках, и не нес ответственность за бизнес.

Игла шприца аккуратно вошла в выступившую венку на узком сгибе ее локтя. Кажется, не рассчитай немного, и игла пронзит ручку насквозь.
Доведя поршень до конца, Ян зачехлил иглу, отправляя ее сюда же, в контейнер для мусора, сдернул с плеча Алисы жгут.
- Ммм... А Кролик есть? - Поинтересовался он, поддав в голосе вежливой иронии. - И... Кто там? Безумный Шляпник?
"Упаси Господь - подумал в очередной раз, - оказаться в колоде, называться каким-нибудь странным прозвищем и работать на дядю..."
Ожидая ответа, он вернулся к ожидающему своей участи пленнику, повозился немного, убеждая парня оставить сопротивление - пришлось затереть экс-охранника в углу и съездить в кадык для облегчения взаимопонимания. Обмякший и подобревший экземпляр выбрался туда, куда так стремился - прочь из клетки - болтаясь на плече у Деккера. И проследовал до последней точки назначения - разделочного стола, ласково принявшего его руки и ноги в плен ремней.
Он вернулся к самому главному, после того как предложил ей сигарету и извинился за то, что не сделал этого раньше.
- Договорились. Это необычно, но мудро, насколько я могу судить. Номер счета вы мне давали, кажется? Значит он занесен в базу.
Склянки-контейнеры местные, новая пара перчаток - даже если продукт не пойдет в употребление - гигиена первее всего. Инструмент тоже чужой, но Ян опробовал скальпель и остался доволен. Шалившие тут ребята были не дураки по части техники.
Закончив с расположением пациента, Ян оглядел стол с тускло поблескивающими гранями любимых игрушек и выбрал, весьма неожиданно, сходу малый ампутационный нож.
- Все же считаю нужным хотя бы немного развеять смелую женщину... Убиение в медицинской практике - такая скучная штука...
Описав дугу, инструмент прочертил воздух и с тихим треском и всхлипом, вошел в горло охранника чуть ниже уже получившего свое "адамова яблока". Тот вздрогнул, мгновенно приходя в себя и, лишившись дара речи, уставился на Алису.
- Тшш... - Как всегда вежливо и ласково обратился к нему Ян. - Это твой звездный час, приятель.

Отредактировано Ян Деккер (2010-12-29 13:23:21)

+1

9

Хелли забыла одну важную вещь, которая неуловимо портила ей жизнь, как сыр с плесенью своим видом и ароматом портит праздничный стол. Хелли не любила уколы. Деккер неотвратимо приближался, нависая скалой с острым пиком - со шприцем, ухмыляясь. Возможно, мужчина и не ухмылялся, но Алиса видела перед собой санитаров, санитаров, санитаров...
- Думай о хорошем... Кому говорю, думай о хорошем! - Почти-малютка Джонс глубоко вдохнула-выдохнула, расслабила мышцы руки и постаралась думать о чем-то если не "хорошем", то отвлеченном - о пони, которые едят радугу и какают бабочками. Мда, современная киноиндустрия удивляла потрясающей глубины юмором. Оказывается, укол был уже сделан и умелые руки клонгера отвязали жгут. Так вот ты какой, высокий болевой порог.
- Ммм... А Кролик есть? И... Кто там? Безумный Шляпник? - Черва согнула локоть, зажав вену, чтобы не было синяка, и любопытно уставилась на автора странного вопроса.
- Какой Вы... традиционный. У нас есть даже Ящерица и Деликатес. Забавные ребята... - После ожидания и созерцания динамической картины "Сэр Деккер в работе", она наконец получила свою честным трудом выпрошенную сигарету.
- Назовем это сценой первой с включениями антракта. Оставьте мне место в первом ряду! - Джонс, закусив сигарету акульими зубками как заправский сапожник, подобрала подол платья, резво подбежала к Яну и вцепилась в край его куртки с твердым намерением стоять рядом с таким же умным видом. Для убедительности юркая черва исчезла ненадолго и явилась, волоча за собой невысокую подставку для ног, которую поставила с левой стороны от "режиссера", и забралась на нее. Рост сравнялся, если учитывать торчащие кудряшки.
- Все же считаю нужным хотя бы немного развеять смелую женщину... Убиение в медицинской практике - такая скучная штука...
И тут случилось страшное. Нож вошел в горло охранника, и ОН посмотрел на нее, и столько в этом взгляде было страха, боли, отчаяния и мольбы, что Алиса закашлялась, только-только затянувшись, и чуть не свалилась с низкой табуретки. Мелькнула и сдавленно сорвалась с языка мысль:
- Вам бы глаза закрыть... Себе... Детям нельзя... на такое смотреть... - Рычаг отключения сарказма у этой леди не мог найти даже Джонс-муж. Миссис Джонс, наконец, попустило, она выпрямилась и встряхнула гривой.
- У него может быть семья! Как же они?! - Риторический вопрос, на деле ее не интересовавший. Внимательные до дикости зеленые "прожекторы"-глаза вперились в лицо режиссера импровизированного театра с целью найти на нем дрогнувший мускул, выпавшую ресничку, новую морщину на лбу, любое доказательство его человечности и мук совести. Нужно же было довести клонгера до крайней степени неприятия персоны Алисы! Но. Серьезный тон сохранить-таки не удалось, холодная улыбка дернула уголки губ вверх, очертив мимические складки на щеках. Хватит ломать комедию, Дамочка. Она повернулась к жертве, коя виделась скорее уродливой куклой, нежели человеком, взвесила "за" и "против", затянулась еще раз на свой страх и риск, горьковато.
А у него есть родители, он холостяк... Я справки навела. - Как бы между делом выдохнула дымом женщинка, следя за кончиком умирающей сигареты, коей осталась половина (черва редко курила и делала это весьма неумело, медленно, те затухали и приходилось обновлять), - Они живут во французском квартале. Я вышлю им локон волос сына в конверте после спектакля. Как автограф от очень хорошего актера. - Нет, она не будет докуривать и выкидывать, достаточно стряхнуть пепел на пол и протянуть еще живую сигарету Яну. В конце концов, до урны ему ближе. И, отвлеченно, подражая убаюкивающим интонациям в речи Деккера, к нему же. - Что у нас по расписанию после антракта, мастер?..

Запись в дневнике Алисы, 27 июля:
Я смотрела на него и думала, что это жестоко, возможно, но справедливо. В итоге либо он сам виноват, либо госпожа Удача, Фортуна и расположение звезд  были на нашей стороне. Ведь не я, а он лежал по ту сторону скальпеля. Если я допущу глупость, я тоже могу оказаться на чьем-либо столе, почему нет. Естественный отбор такой естественный...
А сейчас - особенно. Боже, помоги мне.
Не смотря на все мое богохульство.

Памятка: встретить мужа, позвонить Яну 29-го числа.

Отредактировано Хелена Джонс (2011-01-15 19:52:24)

+1

10

Интересно - думал Ян, в очередной раз отвлеченно наблюдая за быстрыми перемещениями Алисы по окружающему пространству. - Она способна вызывать приступ у эпилептика, как часто и быстро двигающееся яркое пятно? Любопытно стало вполне - он даже прикинул в уме, как бы устроить этой женщине встречу с какой-нибудь неустойчивой личностью. Мысль продолжилась и в абсолютно не садистском, но вечно любопытствующем с научно точки зрения и наблюдающем, мозгу Деккера родилась фантазия с участием зеленоглазой безумицы, какого-нибудь человека с недобрым (или невидимым) лицом, и вот похожего на этот, стола.
Что-то подсказывало, что она вела бы себя вызывающе и зло.
Он не претендовал на звание мистера проницательность, и уже давно уверовал, что когда дело касается женщин, вся его хваленая наблюдательность падает в минусовую зону, но образ ее злой усмешки прочно увяз перед мысленным взором и вызвал улыбку уже на губах его самого. Наскоро подумав, что если бы убивал ее, то первым делом зашил бы рот, Ян покосился на женщину через плечо, хмыкнув.
- Думаете этому актеру дадут заслуженную награду? - Чуть рассеяно поинтересовался он, принимая бычок из ее пальцев и несколько секунд глядя на него непонимающе. Потом, еще не вынимая ножа, поднес окурок к слабо шевелящимся, бледным губам пациента. Тот повел глазными яблоками вниз и в сторону, силясь разглядеть что ему предлагают, но, к удовольствию клонгера, инстинктивно обхватил фильтр губами, стараясь вдохнуть.
- Приличия соблюдены. - Прокомментировал Ян, удержавшись от соблазна пошло воткнуть остатки сигареты в живую плоть жертвы, затушил о край стола и метнул в мусорку. - Даже последняя сигарета. А, спорим, ты-то думал, что сегодня чертовски неудачный день? - Снова усмешка. - Напрасно.
Снова переключая внимание на Алису (на кудри, в периферическом зрении), он протянул ей инструмент, напоминающий ножницы, но не с лезвиями, а с тупыми, зазубренными окончаниями.
- Мы с вами сейчас как фашисты в Германии. - Отойдя в сторону, Ян все-таки вынул, наконец, нож из горла пациента и, поменяв его на скальпель, повел разрез от мгновенно залившейся кровью раны вниз, по середине груди и ниже. На время погрузившись в процесс вивисекции, он потерял нить разговора, но растянув края разреза крючками, зафиксировав их, и покончив с рассечением межреберных мышц, занялся уже фактически медетативным процессом раскрытия грудной клетки, краем глаза наблюдая за тем, как тускнеют глаза пострадавшего. И продолжил мысль.
- Они в свое время озаботились вопросом негуманности проведения экспериментов на живых животных. И заменили их экспериментами на заключенных. В концлагерях.
Забрав из рук Алисы давешний зажим, он снова погрузил руки между осколков ребер, еле удерживаясь от привычки насвистеть какую-нибудь прилипчивую мелодию.
Еще некоторое время ушло на возню с мелочевкой, после чего темный, блестящий сгусток плюхнулся из рук клонгера в одну из банок с раствором, мгновенно окрасив раствор донельзя романтичным цветом. Протерев банку салфеткой, Ян жестом фокусника протянул ее женщине.
- Его сердце уже ваше. - И хохотнув, добавил, азартно блестя глазами. - Будете заказывать еще и руку в комплект?

+1

11

- Маэстро! Мы в восхищении! - От неожиданного поворота ситуации с сигаретой, а точнее исполнение последней воли "актера", Хелена даже вспомнила фразу кота с бала Воланда, она как нельзя больше подходила к ее полу-ироничному восторгу. Булгакова черва любила, она даже аплодировала, покуда в ее ручонки не сунули странного вида щипцы, которые женщина с удивлением рассмотрела. Обычные тупые щипцы, ничего примечательного. Если нагнуться и заглянуть под разделочный стол, то можно приглядеть приборы поинтереснее, но менее функциональные.
- Тут есть щипцы с зубчиками, есть ножницы разных размеров, есть даже пила! Пилочка... Почему именно эти? - Алиса успела заглянуть на полки и выпрямиться обратно, держа щипцы наперевес, но клонгер ее, похоже, не слушал, поглощенный процессом. Хелена же потеряла дар речи при виде теплого развороченного человеческого нутра. А запах! Этот парной запах! Ее собственное нутро издало скорбный звук, схлопнулось до размеров ореха и требовательно попросилось наружу. Зажав ладонью рот и нос, Джонс как ветром сдуло с постамента и вырвало в ближайший фонтанчик.
- Вы бы хоть предупреждали... - Скорбно скулила Джонс себе под нос, умываясь и вытирая лицо. - Мы же не приученные подобное каждый день видеть... - Ей не был противен сам акт разрезания живого тела. Слишком впечатлительная особа перенесла увиденное на себя автоматически. Оказывается, у нее внутри все устроено подобным образом - ребра, сухожилия, мышцы. В этой игре она проиграла.
- Один ноль в Вашу пользу, Ян. - Хеллена вернулась на свое место, неосознанно скребя пальцами правой руки грудь там, где должно было быть сердце. Досадно, что ко всему прочему у нее забрали щипцы.
- Мы с вами сейчас как фашисты в Германии. - Черва постепенно втянулась в процесс, направляемый умелыми руками Деккера, уже не обращая внимания на запах, так как зажала салфеткой нос, глядела как зачарованна на края разрезанной ткани, тонкие слои жира и мышц под кожей, линии стекаемой по желобкам  крови. - Гениальное не всегда равно чистое, доброе, вечное. А чтобы поднять такую империю, нужно быть Гитлером, гением, злым. - Ее сознание приятно утекало вслед струям человеческого сока.
- Они в свое время озаботились вопросом негуманности проведения экспериментов на живых животных. И заменили их экспериментами на заключенных. В концлагерях. - Мы не фашисты, подвал - не концлагерь. Вы забыли? Вы - режиссер, я - зритель, он - актер... - Хелена походя кивнула на распятое тело, не отрывая взгляда от кистей Яна. - Что это? Как?.. - Когда в ее руки легла банка с сердцем, СЕРДЦЕМ! по телу женщины пробежала дрожь, близкая к оргазму или священному трепету, приковав черву к месту осознанием величия момента. Зрачки сузились, зелень глаз стала почти ведьминской.
- Его сердце уже ваше. Будете заказывать еще и руку в комплект? - Какую к черту руку?? Мне большего и не надо! - Алису сдуло с табуретки в сторону стола, где она запустила руки в раствор и притронулась, трепетно притронулась кончиками пальцев к неровной поверхности главной человеческой мышцы, в жировых узелках.
- Могла ли ты подумать когда-нибудь, а, Хелли? что в стране безумцев и циников так интересно? - Черва, не вынимая рук, запрокинула голову и расхохоталась. Нет, она не будет танцевать с банкой по комнате. Она потанцует с Яном! Набросив на сосуд  ручное полотенце, женщинка простучала каблучками к клонгеру, потянув того за руку и подняв ее так, чтобы можно было кружиться, больной рукой поддерживая подол платья. Волосы вносили в происходящее знатный беспорядок, голова закружилась, миссис Джонс споткнулась и осела на пол.
- Два ноль в Вашу пользу, юный Ян Деккер! - Она смеялась, убирая прядки волос с лица, и глядела полными счастья глазами на мужчину снизу вверх. - Я проиграла по всем пунктам. И это... божественно.
Прав был очередной политик, сказав, что наибольшее удовольствие человек получает не от любовных утех или наличия денег, а от ощущения власти, способной распоряжаться чужим судьбами. Умный был человек.

Отредактировано Хелена Джонс (2011-01-31 13:28:13)

0

12

В пол уха прислушиваясь к звукам, издаваемым Алисой за его спиной, Ян снисходительно отказал себе в удовольствии обернуться, позволил женщине привести себя в порядок и, продолжил обмен репликами уже когда она вернулась на исходную.
- Простите, миледи Алиса, моя вина. Но, согласитесь... - Он наклонился, упираясь руками в перчатках в бортик стола, глубоко втянул носом густой, сочный запах развороченного брюха жертвы. - Это не самое плохое. Нам даже удается обходиться без ментоловой мази. Такую патанатомы используют, когда приходится работать с образцами в период разложения, например.
На замечание о концлагере она отреагировала здраво и он не нашел, что добавить, просто пожал плечами, давая понять, что сказанное не несет особенной смысловой нагрузки, и кивнул, соглашаясь. Гением Деккер быть не хотел. Ни таким, как Гитлер, ни таким, как Эйнштейн.
Сердце же произвело на женщину хорошее впечатление - тут уже Ян не устоял, и когда она отбежала с банкой, как девочка с новой куклой, развернулся спиной к столу, оставляя без внимания бестолковый труп, уже ни на что не годящийся, и, снимая перчатки, наблюдал за ней, мысленно пытаясь объяснить хотя бы самому себе - что в ней такого? Что в ней так приковывает взгляд и заставляет вести себя... Так... По-мальчишески? Она же психопатка.
Или это и есть причина?
Цок-цок-цок - снова бесноватое пятно перемещается обратно, Ян, улыбаясь, послушно поднимает руку и она кружится. Ассоциация с девчонкой утверждается полностью. "В другой раз не помешает обернуть банку пышным бантом".
Хотя никакого другого раза не предвидится. Это что-то вроде отпуска. Маленький расслабон, ничего большего. Вне этого затаенного настоящего момента нет места забавам.
Придерживая ее за руку, смягчая падение на пол, Ян постоял так еще некоторое время, никак не находя в себе то ли сил, то ли желания стереть с лица дурацкую довольную ухмылку, а потом сел рядом, напротив, сложив ноги по-турецки. 
- Спасибо, юная Алиса. А я ведь и не ведал, что мы ведем счет. Но рад. Выигрывать всегда радостно, не буду лукавить.
Он помолчал немного, размышляя - стоит ли озвучивать следующее свое соображение, но сомневаться долго не стал - не в правилах.
- И спасибо за возможность ненадолго влиться в это ваше праздничное безумие. Время для еще одной сигареты? - Материализовалась пачка в ладони и щелчок пальцами выбил из нее две.

0

13

Так звонко и от души Хелли не смеялась давно.
Болезнь-семья-обучение-работа в разных комбинациях, а иногда и все сразу, не оставляли времени и места для праздника или просто отвлечения. Бумаги, дисциплина, шаг влево, шаг вправо, расстрел - таковы были будни женщинки на должности Дамы (это касалось всех) в червовом доме. Странно, что она не намылила лыжи или веревку раньше, боялась, что муж ей после поимки намылит шею. Да и куда она от Джонса денется? Привязанность более глубокая, нежели обычный брак, держала ее возле слегка рехнувшегося отставного полковника.
Сейчас в Пыточной, в благоухающей парами человеческого нутра, мысли о Чешире казались такими далекими и несущественными... Смех сменился безудержной улыбкой, Алиса убирала ладошками из уголков глаз набегающие слезы и не могла взять в толк, почему вдруг она плачет. Как при нахлынувшем счастье, когда человек не может выдержать всю волну эмоций и выплескивает их "слезами счастья". Или же был у сумасшедшей червы свой шкаф со скелетом, о существовании которого она неожиданно для себя узнала. Мало ли... Как итог, Хелена улыбалась и ловила слезы, ловила слезы и улыбалась. Дурдом.
- Простите, я не знаю, почему они не останавливаются... И почему я извиняюсь - тоже.
Мужчинам не нравится, когда женщина плачет, чаще всего они непонимающе моргают большими глазами или отводят не менее, чем у самой женщины, растерянные взгляды. Представив себе подобное выражение лица на Хардинге или Яанге, Хелена вновь лучезарно улыбнулась, на этот раз своим мыслям.

"Режиссер" кровавой пьесы сидел напротив, по-турецки, совершенно глупо, как и зритель-Алиса, скаля зубы в дружелюбной улыбке, лишь актер почему-то молчал и дурно пах. Восторг клонгера по поводу насыщенности и утонченности запаха разделен не был, к сожалению. Ей периодически становилось дурно.
- Почему усмехаетесь, мм? Почему усмехаетесь? - Вопрос не требовал ответа, как и большинство, задаваемых Хеленой не по работе. Она тыкнула пальцем в руку Деккера, глядя искоса, и скопировала позу собеседника, обтянув платьем колени.
- Спасибо, юная Алиса. А я ведь и не ведал, что мы ведем счет. Но рад. Выигрывать всегда радостно, не буду лукавить.
- О, я такая юная, такая юная... Закачаетесь, когда мой возраст узнаете. - В этом "медитативном храме" вновь отдаленно зазвучала музыка, которая свидетельствовала о возвращении общественных рамок, устоев и ее сдержанного безумия. Джонс поморщилась:
- Люди всегда ведут счет и почти со всеми состоят в состязании, не враги, даже любовники. Даже любящие. Не проиграть, не выдать, не сдаться, не довериться, доверился? не потерять - цели, за которые получаешь баллы. Вы бы остались с человеком, полностью Вам открытым, хоть ложкой черпай, без секретов и борьбы за личное пространство, понятного и привычного, как таблица умножения? Как раб. Сомневаюсь, это в итоге надоедает, и тогда человек проигрывает в графе "не потерять". Подобное бескорыстное отношение - всемирная любовь монахов-отшельников, постигших дзен, мое мнение. - Когда черва объясняла, она выглядела весьма комично из-за активной жестикуляции и почти наглядной демонстрации сказанного в виде "театра пальцев", поэтому сама была рада предложению сигареты, которая на пару затяжек ее заткнула. - Более банальные игры - с законом и моралью. Первое - правила, установленные правящей элитой, чтобы им было удобно жить, как юрист говорю. Второе - правила, установленные давно умершими людьми, чтобы нам было неудобно жить. Читали "Заир" Коэльо? Там хорошо объясняется, почему ширина рельсов современных поездов равна четырем футам и восьми с половиной дюймам. Потому что такое расстояние занимали две среднестатистические лошади в Древнем Риме, если запрячь их в колесницу... На этот раз извините за проповедь...
Алиса не знала, куда стряхнуть пепел и в итоге он сам слетел на пол. Женщина, устав сидеть в чужой позе, вытянула вперед ножки и оперлась правой рукой за спиной, оставив сигарету в левой. "Ваше праздничное безумие"... Она была безумна в будни, сейчас же Хелена была крайне естественна.
- Вы так меня и не поняли... Определение безумия так же установили ранее и непонятно какие врачи, подписав под шизофрению, к примеру, все, что не могли объяснить. Кто кроме тебя самого может знать, что на самом деле есть безумие?.. - Дама устало зажмурила глаза и почти по-детски потерла их запястьем, стараясь не спалить огоньком волосы. Усталость пришла после оттока волны удовольствия. Хотелось спать. Хелена улыбнулась невесомо и с долей редкого для нее женского шарма, как ребенку.
- Можно, Вы мне приснитесь? Среди того, что мне снится, Ян Деккер, разделавший живого человека на моих глазах, будет наиболее безобидным, в роли спасателя в голубых лосинах с дурацкой буквой "S" на груди.
О большем она просить не будет - параллельные прямые не пересекаются, не в ее Вселенной, примером тому ширина между рельсами в 143, 5 см. Баночку с сердцем нужно будет закрыть крышечкой, подписать маркером и убрать в морозильную камеру. На долгую память.

Отредактировано Хелена Джонс (2011-02-08 10:19:02)

0

14

Она смеется и плачет, чтобы чуть позже высказаться с сомнением о самом понимании безумия. Но пока - смеется и плачет, сама непосредственность. Есть ли в мире хоть одни общепринятые законы морали и принципы, которым она следует беспрекословно?
Хотя... Глупая мысль. Им следуют все. Если бы в случае с Алисой имело место обратное, она бы с диким хохотом носилась по подвалу голышом и с ножом бросалась на людей.
Ян повернул голову, некстати вспомнив про оставшихся претендентов на роль, дожидающихся кастинга в своих клетках. В темноте их было не разглядеть и он бросил попытки, вернув внимание женщине, когда ее слезы перестали. Привычка, закрепленная с детства в общении с сестрой, научила не обращать внимания на женские слезы и прочие эмоционально не обоснованные проявления, с единственной целью - нет, не самому устраниться, а дать возможность плачущему самому разобраться с собой и сделать вид, что ничего не происходило.
Вежливая голова в песке.
- О, я такая юная, такая юная... Закачаетесь, когда мой возраст узнаете.
Она снова улыбалась, сидя перед ним, как сильно  искаженное зеркальное отражение. Полная противоположность. Ян качнулся вперед, коснулся пальцем своих губ, в символичном, беззвучном "тшшш". К чему оно? Пусть трактует сама.
Может к тому, что ему наплевать на ее возраст. Потому что он ничего не значит.
- Вы бы остались с человеком, полностью Вам открытым, хоть ложкой черпай, без секретов и борьбы за личное пространство, понятного и привычного, как таблица умножения?
- Остался? - Она говорила быстро и внятно, мерное звучание ее голоса изменяло сознание и он склонял голову к плечу, рассеяно слушая. - Знаете... Со временем я начал понимать, что да, остался бы. И именно эта, открытая, понятная, привычная женщина стала бы матерью моих детей. Это сухая логика. Перестраховка. Наслаждаться обществом загадочных, состязаться с ними я смогу в отдельном порядке. Хотя, может быть, вам покажется, что я мыслю приземленно. В целом, так оно и есть.
Он снова замолчал, давая ей закончить. Игры с законом, равно как и с моралью были для Деккера понятнее. Он знал в них толк, знал, что чаще всего требуется сделать в игре сперва самую большую ставку, расставить приоритеты, сыграть пару гамбитов и тогда, потом, все покатится само, подмазанное и облегченное. Процессы, требующие разгона, благодарно откатывают сколько могут.
Ян усмехнулся над среднестатистическими римскими лошадями и скользнул взглядом по мелькнувшим перед ним ножкам Алисы.
- И что по-вашему безумие?
Рука клонгера легла на подъем ее стопы, задев мизинцем ремешок босоножки. Согрев, получив в ответ ее тепло, погладил пальцами, ощупывая сухожилия и косточки под кожей.
- Можно, Вы мне приснитесь? Среди того, что мне снится, Ян Деккер, разделавший живого человека на моих глазах, будет наиболее безобидным, в роли спасателя в голубых лосинах с дурацкой буквой "S" на груди.
Откровенно хмыкнув, он снова кивнул, соглашаясь и с этой идеей. Кажется Алиса здесь и сейчас могла получить от него все, что угодно.
- Можно. Надеюсь, это никогда не приснится мне.
Возникшее на подкорке желание отнести ее на руках наверх и уложить спать, такое, будто в этом особняке с подземными ходами, стилизованными под кроличьи норы из странных сказок, больше не было ни души, замаячило перед глазами, как свисающая со лба тонкая завитая прядь того самого героя в лосинах и с дурацкой буквой.

0

15

And I have never in my life
Felt more alone than I do now
Although I claim dominions over all I see
It means nothing to me.
(с) Sting "Mad about you"

"Тшшш" пальцами, и Алиса, принимая игру, заговорчески оглянулась в поисках посторонних. Нашла где-то там, в клетках. Ян, наверное, забыл, что помимо этого мяса за действом на сцене наблюдали еще и через камеры, утыканные в углы Пыточной. Она сделала им отмашку ладонью с сигаретой, привлекая внимание, а затем жест в стиле "спускайтесь!".
- Знаете... Со временем я начал понимать, что да, остался бы. И именно эта, открытая, понятная, привычная женщина стала бы матерью моих детей. Это сухая логика. Перестраховка... - Хелена поморщилась и не захотела дальше слушать, рассеянно бегая взглядом расширенных зрачков по рукам, своим, Деккера, скрюченным и застывшим у трупа на разделочном столе. Она знала, чем закончит свою речь собеседник, наверное, это было грустно, словно у куклы закончился завод и она стала обычной неподвижной куклой с полки.
- Вы мыслите как мужчина, эгоистично и потребительски. - Очередная затяжка, скоро дойдет до фильтра, и дым в сторону, для отвода глаз, заползающий в ее пышную копну волос и слои ткани на подоле. Джонс как никто другой была убеждена, что в основе всех человеческих поступков лежит эгоизм, поэтому не осуждала за подобную точку зрения, ей просто нужно было разобраться, нащупать, на чем зиждется мир Яна. - Ян, а Вы никогда не задумывались, что значит для женщины "потерять" избранника? Это знать, что Вы возвращаетесь к ней по-привычке, и временами сбегаете к наиболее ярким, опасным, тем, кем хочется обладать. Когда Вы начнете воспринимать любовь человека как данность, считайте, он Вас потерял. Если попадется "данность" с гордостью, то вскоре и Вы останетесь с носом. Интересно, бывают в жизни harryends, если следовать моей логике?.. - Подобные разговоры по душам редко перепадали на долю Алисы, поэтому неуютность, вдруг прошившая обжитый каменный подвал, заставила женщину поежится и рефлекторно смять тлеющую сигарету, тут же пискнув и откинув ее в дальний угол. На ладони остался небольшой черный след, который не оттирался и даже не слизывался.
- И что по-вашему безумие?
- А, что?.. - Хелена отвлеклась от рассматривания и пробования на вкус темно-серого пятнышка на коже. - Это же просто. Безумие - это не понимать, что из всего, что ты ощущаешь - реальность. Помимо этой и физиологической (вследствие повреждения или врожденного дефекта мозга), я не знаю другой формы безумия. - Она словно признавалась в чем-то сокровенном, отравляющем, разлагающем ее мир изнутри, во всей этой черноте, вытекающей из нее ночным бредом и при взгляде на работающего Стивена. Неужто она переживала нечто подобное? Возможно, она и переживала, только торговцу этого знать не следовало.
Ян опустил руку к ее щиколотке, на кожу, чуткую внимательную руку на замерзшую тонкую кожу.
- Тепло... - Скрипичная музыка звучала тем громче, чем чаще кровь стучала ей в каждый висок. Она сидела, зажмурившись и потирая глаза и виски внутренними сгибами запястья, и отсчитывала секунды до того, как ее счетчик перегорит и потребует свежего воздуха, тем более курила женщинка редко, и никотин ударял в голову. Какими бы приятными не были касания Деккера, следовало их прервать, потому что обстановка для Алисы опасно накалялась.
- На сегодня хватит... сигарет. Отведете меня наверх?.. Сейчас придут червовые ребята, они погрузят товар так, как и куда Вы им скажете. - Обычно деловитая и юркая Джонс глядела снизу вверх покрасневшими темными глазами доверчиво, как ребенок.

Отредактировано Хелена Джонс (2011-03-26 16:54:29)

+1

16

- Вы мыслите как мужчина, эгоистично и потребительски.
Дым ее сигареты щекочет ноздри, касаясь ненавязчиво, украдкой. Ян ненадолго отвлекся, раздумывая о том, что чем дольше находится в этом подвале с этой женщиной, тем больше увязает в ее безумном мире. И время будто течет медленнее, и по стенам сползают мягкие, тающие часы... В воздухе тут распылили что-то, что ли?
- Было бы странно, если бы я мыслил как-то иначе. - Заметил он коротко и продолжил, с ничего не выражающим лицом выслушав все, сказанное Алисой.
- Ну во-первых, если без шуток, мое отношение к женщине, которую вы описали и которую я согласился видеть матерью своих детей, никогда, и я могу это утверждать, не станет отношением как к данности. - Начав говорить в одном темпе, он скоро смягчил его, притормозил, сладил, продолжая уже мягче, неторопливее. - Моя женщина не была бы глупа. Она не была бы подвержена ревности, ведь это низко. И я не давал бы ей повода ревновать. Она была бы гордой, как и положено женщине. Она была бы проста и понятна мне, она была бы открыта... Но, Алиса, я хотел бы обладать ею. И она, обладающая тонким умом и доверием ко мне, основанным на моей открытости перед ней, знала, что наиболее яркие и опасные  - это те, с кем мужчины спят время от времени. А она - та, к которой возвращаются.
Деккер пожал плечами, подумывая о том, что слишком часто повторяет этот неопределенный жест в присутствии конкретно этой яркой и опасной.
Кивком соглашаясь с ее описанием безумия и шикнув сквозь зубы когда она обожглась, клонгер убрал руку и поднялся на ноги, неохотно, но без промедлений. Протянул руку ей и, чуть потянув, тоже поднял.
Инструменты были собраны, сердце плавало в банке, кровь свернулась. Команды были отданы, все слова сказаны. Кажется, его приключение в мире наркотических фантазий и безумия других людей подходило к концу.
- Отведу. - Развернул ее ладонь, чтобы рассмотреть ожог. - Много травм за сегодня. Не помешает наложить мазь и руку еще раз проверить... Но это вам решать, не я домашний доктор этого почтенного Дома. - Улыбка вежливости, короткая и деликатная.

0


Вы здесь » New Orleans Deck III » Подвал » Пыточные