New Orleans Deck III

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Orleans Deck III » Центр » Здание мэрии Нового Орлеана. Кабинет мистера Девидсона.


Здание мэрии Нового Орлеана. Кабинет мистера Девидсона.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://www.woodline.com.ua/sites/woodline/us_images/85464795bffe7d022095224962cc99ba.jpg

0

2

Прошло достаточно времени, чтобы Михаил смог почувствовать себя мэром. Он уже хорошо вжился в эту роль, принял всю ответственность этой должности. Однако, работа его не щадила. Новый Орлеан оказался намного проблемней, чем он мог предположить. Теперь он знал всю жизнь этого города. Днем – политики, ночью – преступный синдикат. Однако, бубны, которым он теперь должен, не беспокоили его с самых выборов. Михаил ежемесячно перечисляет условленную сумму на определенный счет, принадлежащий его ночному кошмару мисс Болле. Он уже не пытался скрыть от себя то, что Болла похожа на смерть, его смерть, и не исключено, что она и станет рукой, направившей пулю ему в лоб. Но регулярные платежи, видимо, смягчили ее. Ни строчки с самих выборов. Может она забыла о нем? Такая наивная мысль всегда являлась лекарством в его тяжелых думах. Он не старался вспомнить, что было на выборах, что случалось с его конкурентами. У мэра не было на это времени. Кипы бумаг, официальные явления и собрания не оставляли свободного времени. Разгребать дела предшественника – то, чем мистер Девидсон занимался последние полгода. С семьей он виделся больше, чем во время выборов, правда все так же держал их на расстоянии, дабы не забываться и закончить свои дела быстрее.

Вот и сейчас. Поздний вечер. В городе уже потемнело, а яркие огни по-прежнему освещали центр. Михаил наслаждался «почти» свободным вечером. Совещание было отменено, а на завтра только пара выездов. Глухая тишина, приглушенный свет в кабинете, и он у окна, разглядывая пальму, украшенную лампочками. Он ни о чем не думал. Держа руки в карманах пиджака цвета мокрого асфальта, мэр переступал с пятки на носок, слегка покачиваясь. Заводная песенка, привязавшаяся еще с утра, звучала в его голове, почти заставляя Михаила подпевать своему оптимистичному ритму.
Его отдых прервал стук в дверь. Затем последняя отворилась и в комнату вошел человек с докладом. Этот человек робко просочился в кабинет и только потом выпрямился во весь рост, вытягивая длинные ноги, которые ранее были согнуты в коленях.
- Мистер Девидсон, - человек с длинными ногами подождал пока мэр издал утвердительный звук, похожий на мычание. Лишь после этого продолжил. – к Вам посетитель…
- Нет, приемный день уже закончен. Я уже ухожу.
- Но он со срочным докладом, по его словам, от мисс Боллы.
Политика словно пронзила молния. Он перестал переминаться и повернулся к человеку в дверях. Ему потребовалось секунд пять, чтобы унять свой шок.
- Я приму его.
Человек с длинными ногами удалился, проделав движения обратные тем, которые были при входе.  Лишь после этого мэр оперся рукой на свой рабочий стол. Последние минуты оставались, чтобы собраться с мыслями. Когда посланец вошел в кабинет Михаил был невозмутим.

0

3

Не первый раз бывая в мэрии, Элай приноровился к путешествиям по запутаннм этажам этого здания. Теперь он целенаправленно шагал на прием к первому лицу города. Только вот забавно…прием, кажется, осуществлял всего лишь кабинет, а сам Девидсон не был в нем хозяином. Лишь на бумаге, лишь теоретически. И сколько бы не размышлял он о том, что этот город теперь его забота и обязанность, это оставалось абсолютным фарсом от начала и до конца. С приходом Михаила на должность мэра, которую буби, не щадя кадров, денег и сил, выцарапали у всех тех, кто пытался помешать, Новый Орлеан оказался под острым каблуком всего одной дамы. Преступный синдикат в лице Боллы никогда не даст покоя этому человеку, пока не высосет из него все соки. Сделка с дьяволом, не иначе. А он, бедняга, и не подозревает…
Посему, остановившись в приемной, и взглядом окинув секретаря – долговязого молодого человека астеника, что пару секунд с тревожным видом кликал мышкой, закрывая на экране, вероятно, пасьянс, которым решил поразвлечься в конце рабочего дня, - высокий блондин с забранными в длинный хвост волосами, весь в черном, словно смерть, с иголочки от Armani, любезно произнес:
- Прошу прощения, я на прием к мэру.
Секретарь неловко напрягся в кресле и выдавил вежливую улыбку; когда над ним возвышался человек в черном двубортном плаще, да еще и державшим в одной руке букет красных роз, а в другой черный портфель, ему было не по себе:
- Часы приема окончены. Мистер Девидсон сейчас уходит.
Элай невозмутимо поднял руку с зажатым в ней портфелем, взглянул на наручные часы, еще раз тем самым продемонстрировав свою солидность, и вновь поглядел на секретаря, безаппеляционно отметив:
- Понимаю. Однако, скажите ему, что я от мисс Боллы. Тогда, полагаю, время он выкроит.
Секретарь, помявшись немного, нехотя поднялся и отправился в кабинет. Переговорив с мэром не более трех минут, он вновь вышел в приемную и пригласил гостя пройти:
- Прошу вас.
Кивнув, Престол осторожно перешагнул порог, слегка пригнув голову, чтобы не впечататься в стандартный дверной проем, и, войдя внутрь, любопытно окинул взглядом помещение. Шикарный интерьер… впрочем, это и не мудрено. Наконец, взглянув на Девидсона, Экзайл изогнул губы в вежливой, но уж очень недвусмысленной деловой улыбке, дабы дать понять, кто тут босс на самом деле, и поздоровался, подходя ближе к мужчине:
- Михаил, рад видеть вас в добром здравии… Вы, верно, меня помните, в представлении не нуждаюсь. – как бы констатировал факт и с легким повесом головы протянул мэру роскошный букет, - Для вашей прекрасной супруги. Надеюсь, вы все еще пропагандируете семейные ценности… они, знаете ли, усадили Вас в это кресло.
Метафористичность высказываний Экзайла была вполне ясна для того, кто пробился наверх за счет одной из семей мафии. Не снимая с лица своей улыбки, политик прошелся в сторону зеленого дивана, обитого дорогим бархатом, и присел напротив столика, подрузив портфель на его отпалированную поверхность. Нога легла на ногу, Престол расстегнул свое пальто, и сложил руки в замок на колено, разглядывая невозмутимого на первый взгляд Михаила:
- Вы тоже присаживайтесь. Разговор будет приятным. Если бы мог, написал бы Вам открытку. Но, к сожалению, пришлось ехать лично.

Отредактировано Экзайл Ноах (2011-01-23 12:06:59)

0

4

Этот человек определенно лишний раз пытался напомнить, кому Михаил должен своим креслом мэра города-порта. И с чего бы этот добродушный тон и цветы? Однако, игры с огнем американца не прельщали и все догадки он оставит на потом, после того, как посланец расскажет, зачем он явился.
- Да, мистер Ноах, я Вас помню. Вы, наверное, единственный, кого мисс Болла прислала во второй раз. Рад видеть Вас, - доброжелательная улыбка не сходила с лица мэра, такой тон уже стал привычным, под ним можно было скрыть все – от мелкой лжи до боязни сметри, которая может наступить в любую минуту. Он принял цветы со словами:
- Благодарю, я передам ей Ваш подарок, - распространяться далее было ненужным. Потому что гость явно приехал не любезностями обмениваться. Мужчина положил букет на стол, поверх бумаг и тут же забыл про него. Далее Михаил подошел к одному из кресел, что стояло против зеленого дивана и, опершись на него, мужчина не сводил глаз с Советника.
- Но раз не прислали открытку, значит, дело стоит того, чтобы я видел Вас, мистер Ноах, перед собой. Что же, внимательно слушаю.

И правда, Ной Ноах был единственным, которого Болла присылала уже во второй раз. Ранее он видел множество посредников, которые пропадали, как и появлялись – внезапно, словно из тени. Приглушенный свет мешал рассмотреть лицо гостя полностью, но этого не требовалось, так как от их первой встречи у Михаила остались воспоминания о нем, запомнился его образ. Он не изменился. Разве что в этот день посланник был облачен в черный, будто траур, который совершенно не менял манер этого молодого человека. Загадка, что же принесла эта птичка, начала пускать свои корни, заставляя Девидсона думать лишь о плохом. Хороших вестей ему еще не приносили такие посланники. И что же будет скрываться под выброшенным «Разговор будет приятным»? По своей привычке он сцепил пальцы в замок, опираясь локтями о спинку кресла. Чем сильнее сжимались его ладони, тем больше нервничал американец, стараясь встретить решение загадки с трезвой головой.

0

5

Главное оружие политика..если не главное..его проницательность. В Михаиле Экзайлу нравилось, как в политике, почти все. Вот только самым слабым звеном был его страх, который он хоть и умел сдерживать, но из-за него проницательность мужчины становилась тупой, как годами не точеное лезвие ножа. А если нет остроты, то нет и вескости. В этом была дурная проблема нынешнего мэра и его слабость, которую Престол, как и Серафим, знали лучше, чем многие другие. Смерив взглядом напряженную позу, в которой застыл прекрасный оратор, продавший душу дьяволу, Элай любезно заметил:
- Если Вы расслабитесь, нам будет легче начать и закончить этот разговор…, - он многозначительно повел одной бровью, далее расплывшись в легкой ироничной улыбке, - Вы, видно, так закрутились в последние дни, что совсем забыли о грядущем городском празднике… Марди Гра. Собственно, на эту тему я и пришел с вами побеседовать.
Дипломат коротко качнул головой, размышляя с чего бы лучше начать, и только после снова устремил ясный взгляд на визави:
- Так полагаю, организацией общего шествия и пышного проведения праздника, в Администрации займутся те, кому и полагается этим заняться. И, как Вам, Михаил, известно, на торжестве этом должны быть Король и Королева, - Экзайл расцепил руки, оставив одну покоиться на колене, а другую развернув ладонью к Девидсону со словами, - Мы просим Вас быть Королем этого праздника. Логично, учитывая тот факт, что вы – мэр этого города, любимец публики…и непосредственный «спонсор» нашего кооператива. В Королевы Вам мы предлагаем непосредственно знакомую Вам фигуру – мисс Вудворд. Она же будет вашим «пресс-атташе» и постоянным сопровождающим. Надеюсь, достопочтенная супруга не воспротивится...
Улыбка спала с лица Советника, как только он выпрямился в кресле и молча открыл свой портфель, пробегаясь тонкими пальцами по сложенным в папки листам с документацией. Заняло это не больше минуты, потому, как только на столе перед Ноем и Михаилом оказалась черная папка с пометкой “King”, блондин произнес следующее:
- После шествия и всяких вытекающих из этого елейных речей Вам необходимо будет присутствовать на маскараде, устраиваемом непосредственно мисс Боллой. Адрес арендуемого здания, расположение охраны и другие детали касательно вашего передвижения – в папке. От вас потребуется лишь красивая речь, уверенная улыбка, и, что не мало важно, деловой настрой. Мы приглашаем инвесторов частных предприятий, вам бы следовало уделить им немного внимания ради процветания общего дела. Вообщем, все как обычно, не слишком ново для Вас.
Ноах замолчал, будто осекся, и вопросительно воззрился на мэра:
- Если есть вопросы, то задавайте сейчас. Потом никто информировать не станет.

+1

6

Когда мужчина перестал говорить, Михаил взял оставленную папку с говорящим названием и медленно начал ее изучать. В это же время он говорил посланнику:
- То, что вы сейчас перечислили, и правда, обычное дело на официальных собраниях, - он сделал паузу, вчитываясь в абзац. – Король, Королева, каждый шаг… ваша «корпорация», как Вы высказались, всегда продумывает все, что может послужить Вам на пользу.
Он закрыл папку и еще раз посмотрел на ее обложку, не уступающую в тоне тому, кто принес ее в мэрию. В голове вертелись мысли, теперь все для него связалось в один прочный узел. Девидсон вновь открыл на том месте, где закончил.

Мари-Гра буби захватили, чтобы выжать деньги. Подкупив пару чиновников – это не так уж сложно. Расходы на празднества они возьмут на себя, прибыль с легкостью покроет расходы. Мисс Болла ловит волну и проворачивает свои дела, она-то точно не станет напрягаться просто так, не просчитав последующие шаги. От меня им нужно лишь лицо, так как эта корпорация не желает показывать своего даже под маской. Чтобы я не предпринял мер, со мной будет их человек. Мисс Вудворд, конечно миловидна, но я не верю, чтобы она при себе не держала пару кольтов или четырех секьюрити. В любом случае, моя роль мала: отдать день и ночь на маскарад. Тем более, что Ной говорит об инвесторах. Хорошая реклама и поддержка, ничего не скажешь.
Такие мысли были в голове Михаила. Он уже и позабыл, что минуту назад его раздирал страх. Правду говорят, что лучшее средство – отвлечься. Американец отвлекся, мэр полностью  погрузился в изучение этой папки. Когда Девидсон  дочитал, он закрыл папку и положил на стол, откуда она была взята.
- Я так понимаю, что выбора у меня все равно нет? Ответ на этот вопрос я уже знаю, поэтому, мистер Ноах, вопросов у меня нет, - он положил кончики пальцев на папку. – Здесь все очень подробно расписано.

Отредактировано Михаил Девидсон (2011-01-25 11:36:26)

0

7

Вернув руки на колени и придав лицу задумчивое выражение, Престол мирно и молча наблюдал за тем, как Девидсон разворачивает лист за листом, знакомясь с испещренными мелким шрифтом данными. Страниц в папке было не так уж и много, но содержание по каждому пункту было с крайней щепетильностью бюргера расписано в самых незначительным мелочах. Единое у них с Боллой было то, что оба они были европейцами, и потому от их взора не укрывалась даже глупая мелочевка, ибо наученные историями своих Отечеств, европейцы лучше других знали о вреде «мелочей». А уж немецкой крови и вовсе претил размах в подобных делах. Для Вивальди составление подобных бумаг – дело привычное. Для Ноаха их редактировать и вносить упущенное – просто стиль жизни. Вообщем, юрист и политик умело дополняли друг друга, что в какой-то стадии не могло не радовать, но и веселья это обстоятельство тоже отнюдь не прибавляло.
Михаил же, задумчиво листая страницы папки, изрек короткую фразу о выгоде, и на лице Советника мелькнуло подобие искренне умиленной улыбки. Хорошо, что мужчина её не видел, иначе долго пришлось бы объяснять собственные мысли… «Еще бы… тебе ли не знать, во что выливается даже самая небольшая выгодная сделка…особенно если речь идет о нас.» Постучав пальцами по коленке, Элай отвел взгляд, еще раз оглядев убранство кабинета, и отвлекся на мэра только после того, как он закрыл папку и вновь заговорил.
Подтвердив его слова удовлетворенной полу улыбкой и долгим кивком головы, Экзайл поднялся на ноги, на мгновение склонившись над портфелем, чтобы щелкнуть застежкой, и, выпрямившись, как ни в чем не бывало прощебетал:
- Ну что же, замечательно, господин мэр. С нетерпением ждем вашего костюмированного дебюта в честь Жирного Вторника.
Ноах, по пути застегивая свой плащ, направился на выход, огибая кресло, у которого стоял Михаил. Рука Престола легко легла на уже изрядно помятую за день ткань костюма на плече мужчины, после чего он с абсолютно точно скверной интонацией ангела, приходящего за душами грешников, негромко добавил напоследок:
- Надеюсь, что для всех нас этот Вторник окажется «жирным»…
После он снял руку с его плеча и быстро покинул уютный кабинет, оставив за собой оттенок неловкости и напряжения.

>> ушел…куда-то..

0


Вы здесь » New Orleans Deck III » Центр » Здание мэрии Нового Орлеана. Кабинет мистера Девидсона.